Наши партнеры
Santorg.com - Ванны в самаре купить ванну в самаре.

Cлово "ЯБЛОНЯ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J L M N O P Q R S T U V W X Y
Поиск  

Варианты слова: ЯБЛОНЬ, ЯБЛОНИ, ЯБЛОНЮ, ЯБЛОНЯХ

Входимость: 5.
Входимость: 5.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 5. Размер: 3кб.
Часть текста: все-таки мы с тобой из одного сада, Сада яблонь, баранов, коней и волков С. Есенин. Мы яблони и волки, смотря по тому, как надо. Запись на шмуцтитуле кн. Г 20 . Печатается по автографу (ГЛМ. Библиотека). Последние две строки расположены сбоку слева от основной записи. Датируется 1920 г. — годом выхода в свет этой книги. Опубликована: РЛ, 1970, № 3, с. 161 (с неточностями; указан адресат: Н. А. Клюев). Впрочем, известно, с одной стороны, что в 1919—1920 гг. Есенин и Клюев не встречались, а на клюевские письма Есенин не отвечал (см. об этом, напр., наст. изд., т. 6, с. 117). Нет сведений и о посылке им Клюеву в то время своих книг без сопроводительных писем. С другой стороны, в письме С. Ф. Буданцева А. Б. Кусикову от 27 февр. 1926 г. есть такие слова: «Не тебе ли на издании 20 г. „Голубени“ Есенин написал о волках в одном саду? Эту надпись хотят перепечатать в 4 том полного собрания ГИЗ’а, и у меня спрашивали. Помнится, тебе» (РГАЛИ, ф. 2268, оп. 1, ед. хр. 52). Ответ Кусикова неизвестен. И все же запрос С. Ф. Буданцева относится, очевидно, к комментируемой записи. Она и в самом деле перекликается не только со стихами ее автора, но и со строками из произведений Кусикова (см. ниже). .... мы с тобой из ~ Сада яблонь... .... мы с тобой из ~ Сада яблонь... — Ср. с есенинским: «Все мы — яблони и вишни // Голубого сада» («Певущий зов»; наст. изд., т. 2, с. 28). ...Сада ~ баранов, коней... ...Сада ~ баранов, коней... — Ср. со строчками А. Кусикова 1919 г. («Белое стадо баранов // Голубея ползет»; «Спрыгнул с крыши облезлый баран») и 1920 г. («Так мчись же, конь, мой конь незримый ~ // В заглохший Сад души...
Входимость: 5. Размер: 114кб.
Часть текста: Стихи о родине его!.. А ветер листьями швыряется, Вороны крыльями мне в лоб. И предо мной страна валяется Уткнувшись мордою в сугроб. Да-да, метель уже завьюжила И обмороженной рукой Я призываю вас к оружию: -Стреляйте в собственный конвой! А где-то, видимо спросонья, Рванув есенинскую боль, Хрипит над родиной гармоника: -Пей, паршивая сука, со мной! 2015г. Владимир Чибриков. Самара Февраль 2013 * * * Не читал я давно Баратынского. И уже не прочту никогда. Разум мой Соловей константиновский Занял песней своей навсегда. И в берёзовых тайнах, в рябиновых, Очарован небес глубиной, Я пою песнь его соловьиную Забывая о песне иной. Напевая про росстани ранние, Когда тихо проснётся земля, Позабыл я совсем Северянина, Позабыл я, Марина, тебя. И когда взбудоражила площади Сумасшедшая, злая пурга, Я хрипел, я рычал пугачёвщиной Над просторами солончака. Глянет месяц над русскими ставнями И в колодец "мырнёт" с головой. Всё покроется снегом, как саваном, Чтоб сиренью набухнуть весной. Не читаю теперь я Некрасова. Мне над серою чахлостью изб Соловей константиновский яростно О России свистает навзрыд. 1.02.2014 г. Владимир Чибриков. Самара Декабрь 2013 КИНОХРОНИКА Это не чушь вам из сонника, Смотрите-ка, Боже ты мой, чёрно-белая кинохроника: Есенин Сергей - живой! Вот она вам - история: Русский поэт-хулиган У двери "Уолдорф Астория" И с ним Айседора Дункан. Что же вы, академики, Мало его, мол, в кино. Лишь у памятника Кольцову. Вот, мол, и всё... А он стоит улыбается, Строгий костюм. как всегда, И волосы чуть завиваются, И в глазах его, Бог мой, звезда. О, Русь моя, милая родина! Как и он, я повязан с тобой! Чёрно-белая кинохроника: Есенин! Сергей! Живой! 9 декабря 2013 г. Людмила Максимчук Ноябрь 2013 Русскому поэту Сергею Есенину (1895 - 1925) "Ах, Родина! Какой я стал смешной..." Сергей...
Входимость: 4. Размер: 35кб.
Часть текста: считали самовлюблённым (Маяковский - даже "самовлюблённейшим"), выразилось его нежелание признать собственную жизнь своей подлинной человеческой биографией. "Настоящая моя биография - мои стихи" - так мог бы сказать Есенин и был бы во многом прав. Наверное, он гораздо больше любил свои стихи, чем свою жизнь. И были на то веские причины. Если каждое или почти каждое стихотворение Есенина - совершенное художественное целое, то жизнь его - раздёрганную, странную, противоречивую - художественным целым никак не назовёшь. У него было счастливое детство. Любимец в семье, он делал, что хотел. Живой, спокойный, весёлый, умный, общительный. Хорош собой, на него рано стали заглядываться девушки. "Дома он погружался в свои книги и ничего не хотел знать. Мать и добром, и ссорами просила его вникать в хозяйство, но из этого ничего не выходило" (1, с. 12; список литературы см. в конце статьи). "Весной и летом Сергей пропадал целыми днями в лугах или на Оке. Он приносил домой рыбу, утиные яйца", - вспоминает его сестра Екатерина (1, с. 10). Пожалуй, его порядком избаловали, но всё же в этом привольном детстве нет ничего, что предвещало бы его будущие пьяные дебоши, экстравагантные выходки, странные, непонятные поступки. Совершенно нормальный, лишь более талантливый, чем прочие, крестьянский мальчик, можно сказать, образец душевного равновесия и здоровья. Зато потом! Он начинает пить и пьёт временами запойно, сжигая себя. Становится нервным, беспокойным. "Беспокойный...
Входимость: 4. Размер: 48кб.
Часть текста: волн распалась, 11 I [И] Подымай же   II Замыслив   III И так хочется головы шесты ‹?›   IV Не удалось им на шест   V как в тексте. После 12 ремарка, не вошедшая в текст : Номер строфы Номер варианта Вариант     [Садится] Опускается на скамью. 13—14 I Но не пощады [пр] я пришел искать   II Здравствуй, Яик. Ты звал   III Здравствуй, Яик. Ты влек меня     Искать на   IV Здравствуй, Яик. Заря течет,     Как будто козла зарезали   V Здравствуй, Яик. Я сам   VI Яик, Яик, бурый солончак     Я пришел   VII Яик, Яик, калмыцкий солончак   VIII Яик, Яик, киргизский солончак   IX Сияй, калмыцкая ширь   X как в тексте. 15—16 I Пучили сердце стеклянные глаза     На корточки бре‹вен›   II Пучили сердце стеклянные глаза     По-коровьи за   III как в тексте. 17—19 I Эти избы — деревянные колокола,     Им нужен звонарь умелый.   II Эти избы — деревянные колокола,     Только безмолвят ‹?›   III Эти избы — деревянные колокола,     Только голос их...
Входимость: 2. Размер: 47кб.
Часть текста: таких не видел) x x x (Ах, как много на свете кошек) x x x (Ты запой мне ту песню, что прежде) x x x (В этом мире я только прохожий) x x x (Воздух прозрачный и синий) x x x (Золото холодное луны) x x x (В Хороссане есть такие двери) x x x (Голубая родина Фирдуси) x x x (Быть поэтом - это значит то же) x x x (Руки милой - пара лебедей) x x x (Отчего луна так светит тускло) x x x (Глупое сердце, не бейся!) x x x (Голубая да веселая страна) x x x (Эх вы, сани! А кони, кони!) x x x (Снежная замять дробится и колется) x x x (Слышишь - мчатся сани, слышишь - сани мчатся) x x x (Голубая кофта. Синие глаза) x x x (Снежная замять крутит бойко) x x x (Вечером синим, вечером лунным) x x x (Не криви улыбку, руки теребя) x x x (Сочинитель бедный, это ты ли) x x x (Синий туман. Снеговое раздолье) x x x (Свищет ветер, серебряный ветер) x x x (Мелколесье. Степь и дали) x x x (Цветы мне говорят - прощай) x x x (Клен ты мой опавший, клен заледенелый) x x x (Какая ночь! Я не могу) x x x (Не гляди на меня с упреком) x x x (Ты меня не любишь, не жалеешь) x x x (Может, поздно, может, слишком рано) x x x (До свиданья, друг мой, до свиданья) КАПИТАН ЗЕМЛИ ВОСПОМИНАНИЕ 1 МАЯ x x x (Неуютная жидкая лунность) x x x (Тихий ветер. Вечер сине-хмурый) x x x (Я иду долиной. На затылке кепи) x x x (Я помню, любимая, помню) x x x (Море голосов воробьиных) x x x (Плачет метель, как цыганская скрипка) x x x (Ах, метель такая, просто черт возьми!) x x x (Снежная равнина, белая луна) x x x (Кто я? Что я? Только лишь мечтатель) x x x Синий май. Заревая теплынь. Не прозвякнет кольцо у калитки. Липким запахом веет полынь. Спит черемуха в белой накидке. В деревянные крылья окна Вместе с рамами в тонкие шторы Вяжет взбалмошная луна На полу кружевные узоры. Наша горница хоть и мала, Но чиста. Я с собой на досуге... В этот вечер вся жизнь мне мила, Как приятная память о друге. Сад полышет, как пенный пожар, И луна, напрягая все силы, Хочет так, чтобы каждый дрожал От щемящего...

© 2000- NIV