Cлово "ЛЕЗТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J L M N O P Q R S T U V W X Y
Поиск  

Варианты слова: ЛЕЗУТ, ЛЕЗЕТ, ЛЕЗЬ, ЛЕЗУ

Входимость: 4.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 2.
5. Яр
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 4. Размер: 58кб.
Часть текста: покорностью думала, что Костя покончил с собой нарочно, но отпихивала эту думу и боялась ее. Степан прилип к ней, и смерть Кости его больше обрадовала, чем опечалила. Старушка мать на Миколу пошла к обедне и заказала попу сорокоуст. Вечером на дом пришел дьякон и отслужил панихиду. - Мать скорбящая, - молился Анисим, - не отступись от меня. В седых волосах его зеленела вбившаяся трава и пестиками щекотала шею. Анисим махал над шеей рукой и думал, что его кусает муха. - Жалко, жалко, - мотал рыжей бородой дьякон, - только женили и на поди какой грех. - Стало быть, богу угодно так, - грустно и тихо говорил Анисим, с покорностью принимая горе. - Видно, на роду ему было написано. От судьбы, говориться, на коне не ускачешь. Запечалилась Наталья по сыну. Не спалось ей, не елось. - Пусти меня, Анисим, - сказала она мужу. - Нет моей мочи дома сидеть. Пойду по монастырям православным поминать новопреставленного Константина. Отпустил Анисим Наталью и пятерку на гайтан привязал. "Тоскует Наталья, - думал он, - не успокоить ей своей души. Пожалуй, помрет дома-то". Помаленьку стала собираться. Затыкала в стенку веретена свои, скомкала шерсть на кудели и привесила с донцем у бруса . Пусть, мол, как уйду, поминают. Утром, в петровское заговенье, она истопила печь, насушила жаровню сухарей и связала их в...
Входимость: 3. Размер: 51кб.
Часть текста: После 8 зачеркнуто: Номер строфы Номер варианта Вариант     Избушки хоть крыты соломой,     Зато почти каждый мужик 14 I Кто   II как в тексте. 17 I Мы пл‹атим›   II как в тексте. 21 I Но что‹б›   II как в тексте. 23—24 I Но кто же захочет к власти     Попасть, как   II как в тексте. После 28   зачеркнуто:   I Пройдет ли мужчина иль женщина   II И ‹ 1 сл. нрзб .› мужчина иль женщина     Ходили   III Пройдет ли мужчина иль женщина     Из нашего, значит, села. Затем строки начаты вновь: Номер строфы Номер варианта Вариант 29—30 I Житье у них было плохое     Почти что все сорок дворов   II как в тексте. 34 I Бы‹ла›   II как в тексте. 37—38 I Но мы-то причем виноваты?   II Ну, мы их однажды слов‹или›   III Однажды мы их захватили.     Они в топоры, мы тож.   IV как в тексте. 39—40 I От звона дробящейся стали     По телу катилась дрожь.   II как в тексте. 45—46 I Потом их судили   II Потом кандалы и стража,     Дело полезло вширь.   III На нашей бурливой стачке ‹?›     Мы делу условили ширь.   IV На нашей бурливой сходке     Мы делу условили ширь. 49—52   строки написаны на полях и отмечены знаком вставки. 49 I С тех пор у н‹ас›   II как в тексте. 51—52 I Почти что три года кряду     У нас что ни осень пожар.   II Почти вся собачья стая‹?›     Как только   III Почти что три года кряду     У нас иль падеж иль пожар.   IV как в тексте. 53—54 I Такие печальные вести     Узнал   II как в тексте. 55—56 I Я в радовские предместья     Ехал с войны отдохнуть.   II как в тексте. 57—59 I Война мне всю душу изъела.     ...
Входимость: 3. Размер: 53кб.
Часть текста: наречий ГЛАВА ПЕРВАЯ Тяжба с помещиком затянулась, и на суде крестьянам отказали. - Подкупил, - говорили они, сидя по завалинкам, - как есть подкупил. Мыслимо ли - за правду в глаза наплевали! Как бог свят, подкупил. Ходили, оторвав от помела палку, огулом мерить. Шумели, спорили и глубокую-глубокую затаили обиду. На беду появился падеж на скотину. - Сибирка, - говорили бабы. - Все коровы передохнут. Стадо пригнали с луга домой; от ящура снадобьем аптешника коровам мазали языки и горла. Молчаливая боль застудила звенящим льдом на сердцах всех крестьян раны. Пошли к попу, просили с молебном кругом села пройти. Поп, не дай, четвертную ломит. - Ты, батюшка, крест с нас сымаешь! - кричали мужики. - Мы будем жаловаться ирхирею. - Хоть к митрополиту ступайте, - ругался поп. - Задаром я вам слоняться не буду. Шли с открытыми головами к церковному старосте и просили от церкви ключи. Сами порешили с пеньем и хоругвями обойти село. Староста вышел на крыльцо и, позвякивая ключами, заорал на все горло: - Я вам дам такие ключи, сволочи!.. Думаете - вас много, так с вами и сладу нет... Нет, голубчики, мы вас в дугу согнем! - Ладно, ребята, - с кроткой покорностью сказал дед Иен, - мы и без них обойдемся. Жила на краю села стогодовалая Параня, ходила, опираясь на костыль, и волочила расшибленную параличом ногу, и видела, знала она порядки дедов своих, знала - обидели кровно крестьян, но молчала и сказать не могла, немая была старуха. Знала она, где находилась копия с бумаг. Лежала тайна в груди ее, колотила стенки дряблого закоченелого тела, но, не находя себе выхода, замирала. Проиграли мужики на суде Пасик, забилась старуха головой о стенку и с пеной у рта отдала богу душу....
Входимость: 2. Размер: 29кб.
Часть текста: ОКНА ВЕСЕННИЙ ВЕЧЕР x x x (И надо мной звезда горит) УДАЛЕЦ СОНЕТ ЧАРЫ ЧЕРЕМУХА x x x (О дитя, я долго плакал над судьбой твоей) ПОБИРУШКА ПОЛЬША ГРЕЦИЯ ДЕВИЧНИК x x x (На лазоревые ткани) x x x (Я странник убогий) ПЛЯСУНЬЯ x x x (Тебе одной плету венок) x x x (Занеслися залетною пташкой) КОЛДУНЬЯ РУСАЛКА ПОД НОВЫЙ ГОД ПОМИНКИ ДЕД x x x (Белая свитка и алый кушак) x x x (Наша вера не погасла) x x x Туча кружево в роще связала, Закурился пахучий туман. Еду грязной дорогой с вокзала Вдалеке от родимых полян. Лес застыл без печали и шума, Виснет темь, как платок, за сосной. Сердце гложет плакучая дума... Ой, не весел ты, край мой родной. Пригорюнились девушки-ели, И поет мой ямщик на-умяк: "Я умру на тюремной постели, Похоронят меня кое-как". 1915 x x x На плетнях висят баранки, Хлебной брагой льет теплынь. Солнца струганые дранки Загораживают синь. Балаганы, пни и колья, Карусельный пересвист. От вихлистого приволья Гнутся травы, мнется лист. Дробь копыт и хрип торговок, Пьяный пах медовых сот. Берегись, коли не ловок: Вихорь пылью разметет. За лещужною сурьмою - Бабий крик, как поутру. Не твоя ли шаль с каймою Зеленеет на ветру? Ой, удал и многосказен Лад веселый на пыжну. Запевай, как Стенька Разин Утопил свою княжну. Ты ли, Русь, тропой-дорогой Разметала ал наряд? Не суди молитвой строгой Напоенный сердцем взгляд. 1915 x x x За темной прядью перелесиц, В неколебимой синеве, Ягненочек кудрявый - месяц Гуляет в голубой траве. В затихшем озере с осокой...
5. Яр
Входимость: 2. Размер: 63кб.
Часть текста: в дупле сосны дятла. Из чапыги с фырканьем вынырнули два зайца и, взрывая снег, побежали к межам. По коленкоровой дороге скрипел обоз; под обротями тропыхались вяхири , и лошади, кинув жвачку, напрянули уши. Из сетчатых кустов зловеще сверкнули огоньки и, притаившись, погасли. - Волки, - качнулась высокая тень в подлунье. - Да, - с шумом кашлянули притулившиеся голоса. В тихом шуме хвои слышался морочный ушук ледяного заслона... Ваньчок на сторожке пел песни. Он сватал у Филиппа сестру Лимпиаду и, подвыпивши, бахвалился своей мошной. На пиленом столе в граненом графине шипела сивуха. Филипп, опоражнивая стакан, прислонял к носу хлеб и, понюхав, пихал за поросшие, как мшаниной, скулы. На крыльце залаяла собака, и по скользкому катнику заскрипели полозья. - Кабы не лес крали, - ухватился за висевшее на стенке ружье Филипп и, стукнув дверью, нахлобучил лосиную шапку. В запотевшие щеки дунуло ветром. Забрякавшая щеколда скользнула по двери и с инистым визгом стукнула о пробой. - Кто едет? - процедил его охрипший голос. - Овсянники, - кратко ответили за возами. - То-то! К кружевеющему крыльцу подбег бородатый старик и, замахав кнутовищем, указал на дорогу. - В чапыжнике , - глухо крякнул он, догоняя сивого мерина. Филипп вышел на дорогу и упал ухом на мятущие порошни. В ухо, как вата, втыкался пуховитый налет. - Идут, - позвенел он ружьем по выбоине и, не затворив крыльца, вбежал в избу. Ваньчок дремал...

© 2000- NIV