Cлово "ЛЕТОПИСЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J L M N O P Q R S T U V W X Y
Поиск  

Варианты слова: ЛЕТОПИСИ, ЛЕТОПИСЯМ, ЛЕТОПИСЬЮ, ЛЕТОПИСЕЙ

Входимость: 51.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 51. Размер: 94кб.
Часть текста: издания, как «Пряник осиротевшим детям» (Пг., 1916), «Весенний салон поэтов» (М., 1918), «Поэты наших дней» (М., 1924) и др. При описании книг (сборников) сохраняется хронологический порядок в соответствии с годом, месяцем (днем) выхода их в свет. Обязательно указывается источник, согласно которому определяется время выхода книг (сборников), цена, тираж и др. выходные данные. Если они уточняются по «Книжной летописи», то обозначаются в квадратных скобках и специально не оговариваются. Отмечается также регистрация книг (сборников) в «Книжной летописи» или ее отсутствие. Называются и иллюстраторы книг (сборников). Иногда встречаются экземпляры, отличающиеся от других книг издания по набору, качеству бумаги, опечаткам и т. п. Это дает основание предположить, что часть тиража книги печаталась в другом месте и в другое время, и подобные случаи отмечаются в описании. Составитель раздела — Н. Г. Юсов. АВТОРСКИЕ КНИГИ 1. РАДУНИЦА. Пг.: Изд. М. В. Аверьянова, 1916, 62, [2] с., 70 коп. [930 экз.]. Содержание . Русь : Микола; Инок <«Пойду в скуфье смиренным иноком...»>); Калики; «Не с бурным ветром тучи тают...» <«Не ветры осыпают пущи...»>; «Задымился вечер, дремлет кот на брусе...»; «Гой ты, Русь, моя родная...»; Богомолки...
Входимость: 4. Размер: 28кб.
Часть текста: как поскользающийся (простите, что у меня нет образа для сравнения, я хотел сказать — как слон, но это превосходит слона приблизительно в 10 тысяч раз. Эта громадина сама — образ. Образ без всякого подобия. Вот тогда я очень ясно почувствовал, что исповедуемый мной и моими друзьями «имажинизм» иссякаем. Почувствовал, что дело не в сравнениях, а в самом органическом.) Но если взглянуть на это с точки зрения того, на что способен человек, то можно развести руками и сказать: «Милый, да что ты наделал? Как тебе?.. да как же это?..» Когда я вошел в корабельный ресторан, который площадью немного побольше нашего Большого театра, ко мне подошел мой спутник и сказал, что меня просят в нашу кабин. Я шел через громадные залы специальных библиотек, шел через комнаты для отдыхов, где играют в карты (невольно пожалел, что не было Маяковского), прошел через танцевальный зал, и минут через пять чрез огромнейший коридор спутник подвел меня к нашей кабин. Я осмотрел коридор, где разложили наш большой багаж, приблизительно в 20 чемоданов, осмотрел столовую, свою комнату, 2 ванные комнаты и, сев на софу, громко...
Входимость: 4. Размер: 34кб.
Часть текста: отойти от его голландского романтизма. Но все-таки они, конечно, значат много. Пусть Блок по недоразумению русский, а Клюев поет Россию по книжным летописям и ложной ее зарисовки всех приходимцев, в этом они, конечно, кое-что сделали. Сделали до некоторой степени даже оригинально. Я не люблю их главным образом как мастеров в нашем языке. Блок — поэт бесформенный, Клюев тоже. У них нет почти никакой фигуральности нашего языка. У Клюева они очень мелкие ( «черница-темь сядет с пяльцами под окошко шить златны воздухи», «Зой ку-ку загозье, гомон с гремью шыргунцами вешает на сучья», «туча — ель, а солнце — белка с раззолоченным хвостом» и т. д.). А Блок исключительно чувствует только простое слово по Гоголю, что «слово есть знак, которым человек человеку передает то, что им поймано в явлении внутреннем или внешнем». Дорогой Разумник Васильевич, 500, 600 корней — хозяйство очень бедное, а ответвления словесных образов — дело довольно скучное. Чтобы быть стихотворным мастером, их нужно знать дьявольски. Ни Блок, ни Клюев этого не знают, так же как и вся братия многочисленных поэтов. Я очень много болел за эти годы, очень много изучал язык и к ужасу своему увидел, что ни Пушкин, ни все мы, в том числе и я, не умели писать стихов. Ведь стихи есть определенный вид словесной формы, где при лирическом, эпическом или изобретательном выявлении себя художник делает некоторое звуковое притяжение одного слова к другому, т<о> е<сть> слова входят в одну и ту же произносительную орбиту или более или менее близкую. Но такие рифмы, какими переполнено все наше творчество: Достать — стать Пути — идти Голубица — скрыться Чайница — молчальница и т. д. и т. д. — ведь это же дикари только могут делать такие штуки. Положим, язык наш звучащих имеет всего 29 букв, а если разделить их на однородные типы, то и того меньше будет, но...
Входимость: 4. Размер: 21кб.
Часть текста: голос человечий, Отворили наскоро окна-ставни горние. Возговорит Марфа голосом серебряно: "Ой ли, внуки Васькины, правнуки Микулы! Грамотой московскою извольно повелено Выгомонить вольницы бражные загулы!" Заходила буйница выхвали старинной, Бороды, как молнии, выпячили грозно: "Что нам Московия - как поставник блинный! Там бояр-те жены хлыстают загозно!" Марфа на крылечко праву ножку кинула, Левой помахала каблучком сафьяновым. "Быть так,- кротко молвила, черны брови сдвинула,- Не ручьи - брызгатели выцветням росяновым..." 2 Не чернец беседует с Господом в затворе - Царь московский антихриста вызывает: "Ой, Виельзевуле, горе мое, горе, Новгород мне вольный ног не лобызает!" Вылез из запечья сатана гадюкой, В пучеглазых бельмах исчаведье ада. "Побожися душу выдать мне порукой, Иначе не будет с Новгородом слада!" Вынул он бумаги - облака клок, Дал ему перо - от молнии стрелу. Чиркнул царь кинжалищем локоток, Расчеркнулся и зажал руку в полу. Зарычит антихрист зёмным гудом: "А и сроку тебе, царь, даю четыреста лет! Как пойдет на Москву заморский Иуда, Тут тебе с Новгородом и сладу нет!" "А откуль гроза, когда ветер шумит?" - Задает ему царь хитрой спрос. Говорит сатана зыком черных згит: "Этот ответ с собой ветер унес..." 3 На соборах Кремля колокола заплакали, Собирались...
Входимость: 4. Размер: 24кб.
Часть текста: "выпуск в свет" был подписан сигнальный экземпляр третьей книги седьмого тома Полного собрания сочинений Сергея Есенина. Первое и единственное пока академическое издание русского поэта ХХ века было, таким образом, полностью завершено. Кое-кто может сказать и подумать: ну, а что тут особенного. Но истина конкретна. Вспомним, что долгое время мы располагали всего лишь тремя академическими изданиями русских поэтов-классиков, и то - XIX века: Пушкина, Лермонтова, Некрасова. Академический Есенин - стал четвертым! Согласимся: уже один этот факт говорит о многом. Это знаменательное событие стало примечательной "Есенинской" вехой в богатейшей истории отечественной словесности со времен "Слова о полку Игореве", "Задонщины", од Ломоносова, стихов и прозы Пушкина: Вместе с тем трудно переоценить значение и благотворную роль академического Есенина, как и других наших поэтов-классиков, для культуры и духовности современной России. Особенно в наше смутное время, не в бунинские, а наши "окаянные дни". Более десяти лет русский народ, все мы, буквально задыхаемся в чаду бездуховной, антинациональной масскультуры, порнографии и оголтелого секса, особенно вредят в этом "свободно-продажные" СМИ. Порой не знаешь, куда деться от риторически холодных стихов "гражданина" мира: Бродского, начисто лишенного "чувства родины", равно как и назойливых арбатских виршей барда с гитарой Окуджавы. Трудно представить: по ельцинскому указу, чуть ли не на второй день после его смерти, в Москве установили бездарный памятник и, более того, учредили государственную...

© 2000- NIV