Cлово "ОКНО"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J L M N O P Q R S T U V W X Y
Поиск  

Варианты слова: ОКНА, ОКНОМ, ОКНАМИ, ОКНУ

Входимость: 16.
Входимость: 15.
3. Яр
Входимость: 13.
Входимость: 12.
Входимость: 10.
Входимость: 10.
Входимость: 10.
Входимость: 9.
Входимость: 9.
Входимость: 9.
Входимость: 8.
Входимость: 8.
Входимость: 8.
Входимость: 8.
Входимость: 7.
Входимость: 7.
Входимость: 6.
Входимость: 6.
Входимость: 6.
Входимость: 6.
Входимость: 5.
Входимость: 5.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 16. Размер: 53кб.
Часть текста: в глаза наплевали! Как бог свят, подкупил. Ходили, оторвав от помела палку, огулом мерить. Шумели, спорили и глубокую-глубокую затаили обиду. На беду появился падеж на скотину. - Сибирка, - говорили бабы. - Все коровы передохнут. Стадо пригнали с луга домой; от ящура снадобьем аптешника коровам мазали языки и горла. Молчаливая боль застудила звенящим льдом на сердцах всех крестьян раны. Пошли к попу, просили с молебном кругом села пройти. Поп, не дай, четвертную ломит. - Ты, батюшка, крест с нас сымаешь! - кричали мужики. - Мы будем жаловаться ирхирею. - Хоть к митрополиту ступайте, - ругался поп. - Задаром я вам слоняться не буду. Шли с открытыми головами к церковному старосте и просили от церкви ключи. Сами порешили с пеньем и хоругвями обойти село. Староста вышел на крыльцо и, позвякивая ключами, заорал на все горло: - Я вам дам такие ключи, сволочи!.. Думаете - вас много, так с вами и сладу нет... Нет, голубчики, мы вас в дугу согнем! - Ладно, ребята, - с кроткой покорностью сказал дед Иен, - мы и без них обойдемся. Жила на краю села стогодовалая Параня, ходила, опираясь на костыль, и волочила расшибленную параличом ногу, и видела, знала она порядки дедов своих, знала - обидели кровно крестьян, но молчала и сказать не могла, немая была старуха. Знала она, где находилась копия с бумаг. Лежала тайна в груди ее, колотила стенки дряблого закоченелого тела, но, не находя себе выхода, замирала. Проиграли мужики на суде Пасик, забилась старуха головой о стенку и с пеной у рта отдала богу душу. Разговорившись после похорон Парани о старине, некоторые вспомнили, что при падеже на скотину нужно опахивать село. Вечером на сходе об опахиванье сказали во всеуслышанье и не велели выходить на улицу и заглядывать в окна. При опахиванье, по сказам стариков, первый встречный и глянувший - колдун, который и наслал болезнь на скотину. Участники обхода бросались на встречного и зарубали топорами...
Входимость: 15. Размер: 52кб.
Часть текста: занимался отхожими промыслами. С началом весны у нас почти половина мужского населения уходила в Питер на заработки. Там они нанимались рабочими на плоты или на баржи и плавали по воде все лето. Потом мужики объединились в артель. Почти все члены артели приобрели собственные баржи, и каждый стал сам себе хозяин. Дедушка со своими баржами был очень счастлив. Удача ходила за ним следом. Дом его стал полной чашей. Семья его состояла из трех сыновей и одной дочери (нашей матери). В доме был работник и работница, хлеба своего хватало всегда до нови. Лошади и сбруя были лучшие в селе. В начале весны дедушка уезжал в Питер и плавал на баржах до глубокой осени. По обычаю, мужикам, возвращающимся домой с доходом, полагалось благодарить Бога, и церковь наша получала от них различную утварь: подсвечники, ковры, богатые иконы – все эти вещи мужики покупали в складчину. Дедушка был очень щедрым на пожертвования и за это был почитаем духовенством. В благодарность Богу за удачное плавание дедушка поставил перед своим домом часовню. У иконы Николая Чудотворца под праздники в часовне всегда горела лампада. После расчета с Богом у дедушки полагалось веселиться. Бочки браги и вино ставились около дома. – Пейте! Ешьте! Веселитесь, православные! – говорил дедушка. – Нечего деньгу копить, умрем – все останется. Медная посуда. Ангельский голосок! Золотое пение. Давай споем! Пел дедушка хорошо и любил слушать, когда хорошо поют. Веселье продолжалось неделю, а то и больше. Потом становилось реже, в базарные дни по вторникам, а к концу зимы и вовсе прекращалось за неимением денег. Тогда наступали черные дни в Титовом доме. То и дело слышались окрики дедушки: – Эй, бездомовники! Кто это там огонь вывернул? И начиналась брань за соль, спички, керосин. Все затихало в доме Титовых, когда дедушка был сердит. Своего младшего сына он навсегда сделал несчастным....
3. Яр
Входимость: 13. Размер: 63кб.
Часть текста: сивуха. Филипп, опоражнивая стакан, прислонял к носу хлеб и, понюхав, пихал за поросшие, как мшаниной, скулы. На крыльце залаяла собака, и по скользкому катнику заскрипели полозья. - Кабы не лес крали, - ухватился за висевшее на стенке ружье Филипп и, стукнув дверью, нахлобучил лосиную шапку. В запотевшие щеки дунуло ветром. Забрякавшая щеколда скользнула по двери и с инистым визгом стукнула о пробой. - Кто едет? - процедил его охрипший голос. - Овсянники, - кратко ответили за возами. - То-то! К кружевеющему крыльцу подбег бородатый старик и, замахав кнутовищем, указал на дорогу. - В чапыжнике , - глухо крякнул он, догоняя сивого мерина. Филипп вышел на дорогу и упал ухом на мятущие порошни. В ухо, как вата, втыкался пуховитый налет. - Идут, - позвенел он ружьем по выбоине и, не затворив крыльца, вбежал в избу. Ваньчок дремал над пустым стаканом. На пол капал огуречный сок и сливался с жилкой пролитого из махотки молока. - Эй, Фанас, - дернул его Филипп за казинетовую поддевку. - Волки пришли на свадьбу. - Никакой свадьбы не будет, - забурукал Ваньчок. - Без приданого бери да свадьбу играй. Филипп, засмехнувши, вынул из запечья старую берданку и засыпал порохом. - Волки, говорю на яру. - Ась? - заспанно заерзал Ваньчок и растянулся на лавке. Над божницей горевшая лампадка заморгала от шумовитого храпа. Филипп накинул кожух и, опоясав пороховницу, заложил в карман паклю. - Чукан, Чукан! - кликнул он свернувшуюся под крыльцом собаку и вынул, громыхая бадьей, прицепленный к притолоке нацепник. Собака, зачуяв порох, ерзала у ног и виляла хвостом. Отворил дверь и забрызгал теплыми валенками по снегу. Чукан, кусая ошейник, скулил и царапался в пострявшее в проходе ведро. Филипп свернул на бурелом и, минуя коряжник около чапыги , притулился в яме, вывороченной корнями упавшей сосны. По лещуге, шурша, проскользнул матерый вожак. В коряжнике хряснули...
Входимость: 12. Размер: 19кб.
Часть текста: Заглавие 26       Баллада 1—3 I Много в России троп     Есть‹?›   II Много в России троп,     Что ни тропа — то гроб.   III как в тексте. 7—9 I До енисейских мест     Шесть тысяч один сугроб.   II До енисейских мест     [Сто] Шесть тысяч один     Сугроб. Далее без разделения строк на полустишия. Номер строфы Номер варианта Вариант 10—19 I Всем нам тот тракт знаком     Лесным непролазным мешком.     Там, где шумит тайга,     Где вязнет в снегу нога,     Попробуй идти пешком.   II Всем нам тот тракт знаком.     Слепым непролазным мешком.     Но там, где шумит тайга,     Где вязнет в снегу нога,     Попробуй идти пешком.   III Синий уральский ском     [На кар‹те›]     Каменным лег мешком,     За скомом шумит тайга.     Коль вязнет в снегу нога,     Попробуй идти пешком. После 19 зачеркнуто : На карте родной страны Затем строфа начата вновь: Номер строфы Номер варианта Вариант 24—29...
Входимость: 10. Размер: 38кб.
Часть текста: холоде заголубели долы, Отчетлив стук подкованных копыт, ЕГОРИЙ В синих далях плоскогорий, В лентах облаков МЕЧТА В темной роще на зеленых елях Золотятся листья вялых ив. x x x В том краю, тде желтая крапива И сухой плетень, ТАБУН В холмах зеленых табуны коней Сдувают ноздрями златой налет со дней. ЧАРЫ В цветах любви весна-царевна По роще косы расплела, У МОГИЛЫ В этой могиле под скромными ивами Спит он, зарытый землей, x x x В этом мире я только прохожий, Ты махни мне веселой рукой. ЧТО ЭТО ТАКОЕ? В этот лес завороженный, По пушинкам серебра, x x x Весна на радость не похожа, И не от солнца желт песок. x x x Ветры, ветры, о снежные ветры, Заметите мою прошлую жизнь. ДЕРЕВЕНСКАЯ ИЗБЕНКА Ветхая избенка Горя и забот, x x x Вечер черные брови насопил. Чьи-то кони стоят у двора. x x x Вечер, как сажа, Льется в окно. x x x Вечером синим, вечером лунным Был я когда-то красивым и юным. x x x Видно, так заведено навеки - К тридцати годам перебесясь, x x x Вижу сон. Дорога черная. Белый конь. Стопа упорная. СЕЛЬСКИЙ ЧАСОСЛОВ Вл.Чернявскому x x x Воздух прозрачный и синий, Выйду в цветочные чащи. ПЕСНЬ О ХЛЕБЕ Вот она, суровая жестокость, Где весь смысл - страдания людей! x x x Вот оно, глупое счастье С белыми окнами в сад! x x x Вот уж вечер. Роса Блестит на крапиве. ЗИМА Вот уж осень улетела, И примчалася зима. x x x Все живое особой метой Отмечается с ранних пор. x x x Выткался на озере алый свет зари. На бору со звонами плачут глухари. МОЛОТЬБА Вышел зараня дед На гумно молотить: x x x Гаснут красные крылья заката, Тихо дремлют в тумане плетни. x x x Где ты, где ты, отчий дом, Гревший спину под бугром? НИЩИЙ С ПАПЕРТИ Глаза - как выцветший лопух, В руках зажатые монеты. x x x Глупое ...

© 2000- NIV