Наши партнеры

Cлово "ДАНА, ДАН"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J L M N O P Q R S T U V W X Y
Поиск  

Варианты слова: ДАНЫ

Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 4. Размер: 18кб.
Часть текста: твой Христос! Опять его вои Стегают плетьми И бьют головою О выступы тьмы... 3 Но к вихрю бездны Он нем и глух. С шеста созвездья Поет петух. О други, где вы? Уж близок срок. Темно ты, чрево, И крест высок. Вот гор воитель Ощупал мглу. Христа рачитель Сидит в углу. "Я видел: с ним он Нам сеял мрак!" "Нет, я не Симон... Простой рыбак". Вздохнула плесень, И снег потух... То третью песню Пропел петух. 4 Ей, господи, Царю мой! Дьяволы на руках Укачали землю. Снова пришествию его Поднят крест. Снова раздирается небо. Тишина полей и разума Точит копья. Лестница к саду твоему Без приступок. Как взойду, как поднимусь по ней С кровью на отцах и братьях? Тянет меня земля, Оцепили пески. На реках твоих Сохну. 5 Симоне, Петр... Где ты? Приди. Вздрогнули ветлы: "Там, впереди!" Симоне, Петр... Где ты? Зову! Шепчется кто-то: "Кричи в синеву!" Крикнул - и громко Вздыбился мрак. Вышел с котомкой Рыжий рыбак. "Друг... Ты откуда?" "Шел за тобой..." "Кто ты?" - "Иуда!" - Шамкнул прибой. Рухнули гнезда Облачных риз. Ласточки-звезды Канули вниз. 6 О Саваофе! Покровом...
Входимость: 4. Размер: 50кб.
Часть текста: Вариант   I [Кирп‹ичников›]   II   Кирпичников , как в тексте . 189—192 I Неужель из ‹?›   II Неужели мы стали б клясться   III Неужели мы клялись молчать,     Чтоб нас   IV Неужели мы стали б клясться     В той паршивой покорности вам,     Когда   V Мы клялись, мы клялись Екатерине     Но неужель   VI Мы клялись, мы клялись Екатерине     Охранять отечества границы   VII Мы клялись, мы клялись Екатерине     Быть оплотом степных границ.     Защищать эти степи синие,     Где как ворон каркает киргиз.   VIII Мы клялись, мы клялись Екатерине     Быть оплотом степных границ,     Защищать эти пастбища синие     [От]     [От вороньи‹х›]     От кочующих хищных птиц.   IX Мы клялись, мы клялись Екатерине     Быть оплотом степных границ,     Защищать эти пастбища синие     От набегов разбойных киргиз.   X как в тексте. 195 I Наше   II Этих пашен суровый житель   III как в тексте. 197—198 I Это измена! Вязать     мятежников   II как в тексте. На обороте 16-го листа зачеркнут текст под заглавием «Послание к медведям», который воспроизводится на с. 333 . После 198 ремарка, не вошедшая в текст: Номер строфы Номер варианта...
Входимость: 3. Размер: 27кб.
Часть текста: «На Кавказе», «Поэтам Грузии», «Баллада о двадцати шести», «Письмо к женщине», «Письмо от матери», «Ответ», «Стансы», «Письмо деду», «Ленин» и «Метель». Кроме того, для наб. экз. Есенин взял по одному тексту из Сел. час. («Иорданская голубица») и ОРиР («Небесный барабанщик»). Три произведения — «Весна», «Письмо к сестре» и «Мой путь» — это вырезки из Бак. раб. и З.Вост. Завершали наб. экз. два рукописных текста: «Сказка о пастушонке Пете, его комиссарстве и коровьем царстве» и «Песнь о Евпатии Коловрате». Первый выполнен С.А.Толстой-Есениной, второй — А.В.Евдокимовой-Перегудовой (женой редактора Собр.ст. И.В.Евдокимова). Есенин называл произведения, второго тома Собр.ст. «маленькими поэмами». Он не однажды говорил об этом. Так, касаясь структуры однотомника, выпуск которого предполагался в Госиздате, поэт писал из Тифлиса...
Входимость: 3. Размер: 25кб.
Часть текста: Вблизи мы всегда что-нибудь, но уж обязательно сыщем нехорошее, а вдали все одинаково походит на прошедшее, а что прошло, то будет мило, еще сто лет назад сказал Пушкин. Бог с ними, этими питерскими литераторами, ругаются они, лгут друг на друга, но все-таки они люди, и очень недурные внутри себя люди, а потому так и развинчены. Об отношениях их к нам судить нечего, они совсем с нами разные, и мне кажется, что сидят гораздо мельче нашей крестьянской купницы. Мы ведь скифы, приявшие глазами Андрея Рублева Византию и писания Козьмы Индикоплова с поверием наших бабок, что земля на трех китах стоит, а они все романцы, брат, все западники, им нужна Америка, а нам в Жигулях песня да костер Стеньки Разина. Тут о «нравится» говорить не приходится, а приходится натягивать свои подлинней голенища да забродить в их пруд поглубже и мутить, мутить до тех пор, пока они, как рыбы, не высунут свои носы и не разглядят тебя, что это «Ты». Им все нравится подстриженное, ровное и чистое, а тут вот возьмешь им да кинешь с плеч свою вихрастую голову, и боже мой, как их легко взбаламутить. Конечно, не будь этой игры, весь успех нашего народнического движенья был бы скучен, и мы, пожалуй, легко бы сошлись с ними. Сидели бы за их столом рядом, толковали бы, жаловались на что-нибудь, а какой-нибудь эго-мережковский приподымал бы свою многозначительную перстницу и говорил: гениальный вы человек, Серг. Ал. или Ал. Вас., стихи ваши изумительны, а образы, какая образность, а потом бы тут же съехал на университет, посоветовал бы попасть туда и довольный тем, что все-таки в жизни у него несколько градусов больше при универс<итетской> закваске, приподнялся бы вежливо встречу жене и добавил: «Смотри, милочка, это поэт из низов...» А она бы расширила глазки и, сузив губки, пропела: «Ах, это вы самый, удивительно, я так много слышала, садитесь». И почла бы удивляться, почла бы расспрашивать, а я бы ей, может быть, начал отвечать и говорить, что...
Входимость: 3. Размер: 21кб.
Часть текста: месяца из темного болота В жемчуге кокошник в небо запрокинула,- Ой, как выходила Марфа за ворота, Письменище черное из дулейки вынула. Раскололся зыками колокол на вече, Замахали кружевом полотнища зорние; Услыхали ангелы голос человечий, Отворили наскоро окна-ставни горние. Возговорит Марфа голосом серебряно: "Ой ли, внуки Васькины, правнуки Микулы! Грамотой московскою извольно повелено Выгомонить вольницы бражные загулы!" Заходила буйница выхвали старинной, Бороды, как молнии, выпячили грозно: "Что нам Московия - как поставник блинный! Там бояр-те жены хлыстают загозно!" Марфа на крылечко праву ножку кинула, Левой помахала каблучком сафьяновым. "Быть так,- кротко молвила, черны брови сдвинула,- Не ручьи - брызгатели выцветням росяновым..." 2 Не чернец беседует с Господом в затворе - Царь московский антихриста вызывает: "Ой, Виельзевуле, горе мое, горе, Новгород мне вольный ног не лобызает!" Вылез из запечья сатана гадюкой, В пучеглазых бельмах исчаведье ада. "Побожися душу выдать мне порукой, Иначе не будет с Новгородом слада!" Вынул он бумаги - облака клок, Дал ему перо - от молнии стрелу. Чиркнул царь кинжалищем локоток, Расчеркнулся и зажал руку в полу. Зарычит антихрист зёмным гудом: "А и сроку тебе, царь, даю четыреста лет! Как пойдет на Москву заморский Иуда, Тут тебе с Новгородом и сладу нет!" "А откуль гроза, когда ветер шумит?" - Задает ему царь хитрой спрос. Говорит сатана зыком черных згит: "Этот ответ с собой ветер унес..." 3 На соборах Кремля колокола заплакали, Собирались стрельцы из дальных слобод; Кони ржали, сабли звякали, Глас приказный чинно слухал народ. Закраснели хоругви, образа засверкали, Царь пожаловал бочку с вином. Бабы подолами слезы утирали,- Кто-то воротится невредим в дом? Пошли стрельцы, запылили по полю: "Берегись ты теперь,...

© 2000- NIV