Cлово "ОТНОСИТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J L M N O P Q R S T U V W X Y
Поиск  

Варианты слова: ОТНОСИЛ, ОТНОСЯТ, ОТНОСИТ, ОТНОШУ

Входимость: 15.
Входимость: 7.
Входимость: 7.
Входимость: 7.
Входимость: 5.
Входимость: 5.
Входимость: 5.
Входимость: 5.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 15. Размер: 110кб.
Часть текста: Есенина Аверьянову 90—91, 97, 336, 357, 367, 378, 410, 412—414, 429, 750 Авраамов Арсений Михайлович (1886—1944), музыкальный фольклорист, критик, эссеист; в 1917—1918 гг. — правительственный комиссар искусств в Наркомпросе. В 1919—1922 гг. входил в группу имажинистов 99, 133, 440, 521, 522 Агрба В. 643 Адонц Г. Г. 640 Азадовский К. М. 360, 362 «Азнефть», трест (Баку, 1925 г.) 209 Айвазян М. А. 608 Айзенштат Давид Самойлович (1880—1947), книготорговый работник. Работал в книжной лавке художников слова «Библиофил» (Москва, ул. Б. Никитская, 15), открытой осенью 1919 г. на кооперативных началах совместно с Есениным, А. Б. Мариенгофом и др. Письма Есенина к Айзенштату неизвестны, но о них есть сведения в других источниках. Известны 2 дарственные надписи Есенина Айзенштату 119, 121, 141, 142, 154, 535, 561 Аквилано С. 496, 497 Акимова М. В. 749 Аксельрод Иосиф Вениаминович, знакомый Есенина, служащий 3-й типографии «Транспечати» г. Москвы 214 Аксенов Иван Александрович (1884—1935), поэт, прозаик, драматург, переводчик, искусствовед 150, 550, 703 Алабин П. В. 317, 420, 468 Александр II 409 Александра Федоровна (Феодоровна; урожд. принцесса Гессенская Алиса-Виктория-Елена-Луиза-Беатриса) 374, 379, 479 Александров П. С. 463 Александрова (Грацианская) Н. О. см. Гербстман Н. И. Александровский В. Д. 693 *Алексеев А. М., устроитель литературных вечеров в Москве. Известна записка Есенина к нему в ответ на письмо Алексеева 163, 583, 584 Алексей Михайлович см. Чернышев А. М. и Ремизов А. М. (с. 125) Алеша Попович 515 Анастасия Николаевна, вел. княжна 379 Анатолий см. Мариенгоф А. Б. Ангарский...
Входимость: 7. Размер: 86кб.
Часть текста: один был во власти, но и другой не выступал против нее, у него не было неразрешимых противоречий с властью, а многие ее представители были его друзьями и поклонниками. Судьба ненадолго свела этих людей вместе, когда Есенин гостил в Баку у своего друга Чагина. Во многих публикациях со слов Чагина пересказывается, что Есенин встречался с Кировым и Фрунзе осенью 1924 года в Баку на вечере в честь приезда именитого военачальника [1]. Однако в настоящее время выяснилось, что Фрунзе до 1925 года с Есениным не встречался. В этом можно убедиться из «Летописи жизни и творчества Сергея Есенина», где такое событие не зафиксировано [2]. Но это не значит, что встречи не было, просто Чагину в этом случае, вольно или невольно, изменила память. А встреча, которой он был свидетель, могла состояться только в один из дней 17-19 апреля 1925 года, когда Фрунзе действительно приезжал в Баку [3]. Есенин в это время уже находился в Баку, и незадолго перед этим в редакции «Бакинского рабочего» он познакомился с Кировым 1 , тогда первым секретарем ЦК Азербайджана. Существует и художественное описание событий, связанных с визитом Фрунзе в Баку современного азербайджанского автора [4], хотя трудно сказать, что там документально, а что относится к вымыслу. Например, сообщается, что вместе с Фрунзе приехали его адъютант Сиротинский и его заместитель Ворошилов. Но судя по воспоминаниям А. К. Воронского, он тоже вместе с Фрунзе был в те дни в Баку [5, с. 71]. И его воспоминания существенно отличаются от рассказов, как Киров и Чагин заботились о Есенине в Баку: «Ранней весной 1925 года мы встретились в Баку. Есенин...
Входимость: 7. Размер: 145кб.
Часть текста: «Уральский каторжник (Отрывок из Пугачова)» ‹монолог Хлопуши из 5-й главы›; сб. «Конский сад», М., 1922, ‹с. 7›, ст. 747—769, под заглавием «Из трагедии „Пугачов“» ‹монолог Бурнова из 7-й главы›. Печатается и датируется по наб. экз. — вырезка — Пугачов, М., 1922, с исправлением ст. 520 «Уж три ночи, три ночи пробираясь сквозь тьму» вместо «Уж три ночи, три ночи пробиваясь сквозь тьму» по автографу и авторскому исправлению в неполной машинописи; ст. 894 «Бейте! Бейте прям саблей в морду!» по автографу и отд. изданию (Пг., 1922). В книге С. Есенина «Стихи скандалиста» имеется искажение ст. 484 «Посылаются заматерелые разведчики» вместо «Посылаются замечательные разведчики», которое не вводится в свод вариантов. Черновой автограф под названием «Поэма о великом походе Емельяна Пугачова» — (РГАЛИ), без посвящения, с датой «1921. Ст. стиль — февраль — август. Новый — март — август». Первоначальное заглавие «Пугачов» густо зачеркнуто и ранее не прочитывалось. Это самый большой известный нам черновик Есенина, в котором зафиксированы разные стадии творческой работы поэта. Рукопись с вариантами по объему в четыре раза превышает окончательный текст. Отдельные строки имеют около тридцати вариантов; в процессе работы автор нередко возвращался к одному из первых. Имеются отрывки, не вошедшие в окончательный текст, а также авторские ремарки, от которых Есенин впоследствии отказался (кроме двух — в конце второй и середине восьмой главы). В начале автор строил произведение как драматическую пьесу. Доказательством этого является, например, заключительная ремарка второй главы «Занавес», а также — обозначение второй и третьей глав: «Действие второе». На следующем этапе...
Входимость: 7. Размер: 86кб.
Часть текста: и прямо говорилось о "церковно-мистической закваске", полученной юным поэтом. Объяснялось все это тем, что Есенин-де серьезно нигде не учился, литературу знал понаслышке, воспитывался в религиозной среде и приехал в 1915 году в Петроград этаким наивным, идиллически настроенным деревенским пареньком, влюбленным в красоту патриархальной сельской жизни. Одним из первых в этом фальшивом хоре "почитателей" поэзии Есенина раздался в свое время голос декадентской поэтессы 3. Гиппиус. Вскоре после приезда молодого поэта в Петроград она выступила в журнале "Голос жизни" под псевдонимом Роман Аренский со статьей о Есенине, озаглавленной довольно претенциозно "Земля и камень". Салонную поэтессу больше всего умиляло, что "желтоволосый и скромный" паренек из Рязанской губернии сочиняет свои "земляные" стихи при полном "отсутствии прямой, непосредственной связи с литературой". Вслед за Гиппиус другие литературные "знаменитости" тогдашнего Петрограда вкупе с некоторыми рецензентами первой книги Есенина "Радуница", изданной в начале 1916 года, в какой-то мере способствовали рождению мифа о поэте, чуждом каких-либо литературных традиций и современной культуры. Один из рецензентов писал по поводу книги "Радуница": "Соблазны культуры почти ничем еще не задели ясной души "Рязанского Леля". Он поет свои звонкие песни легко, просто, как поет жаворонок... "Микола", открывающий сборник, весь пронизан красотою кристально чистой, детски трогательной религиозной и бытовой гармонии". Позднее, в 1924 году, Есенин писал по поводу подобных рецензий и отзывов: "...Стихи мои были принимаемы и толкуемы с тем смаком, от которого я отпихиваюсь сейчас руками и ногами". И после смерти Есенина появлялись статьи, в которых упорно расписывались, правда в слегка подновленном виде, те же "были" и небылицы о юности Есенина. Так, А. Крученых в своих, по меткому и...
Входимость: 5. Размер: 43кб.
Часть текста: камень. Отсюда открывается необъятный простор заливных лугов, утопающих в цветах, поблескивающая гладь луговых озер и Старицы, затерявшейся в камышовых зарослях, убегающие вдаль перелески, а у самого горизонта - синяя дымка лесов Мещеры. Синее небо, цветная дуга, Тихо степные бегут берега, Тянется дым, у малиновых сел Свадьба ворон облегла частокол. Снова я вижу знакомый обрыв С красною глиной и сучьями ив, Грезит над озером рыжий овес, Пахнет ромашкой и медом от ос. Многое повидали на своем веку эти мирные "малиновые" рязанские села. В глубокое прошлое уходит их история. Далекие предки сегодняшних старожилов этих сел - "соколы-дружники" Евпатия Коловрата - стояли насмерть, защищая рязанскую землю от вражеских полчищ Батыя. А спустя столетия, когда ураган крестьянских восстаний Разина и Пугачева потряс до основания трон российских самодержцев, многие холопы рязанских князей и крепостные крестьяне бежали на Дон и Волгу, становились под знамена крестьянской вольницы. И не случайно с некоторыми героями этих легендарных времен встречаемся мы в юношеских произведениях Есенина "Песнь о Евпатии Коловрате" и "Ус". Да и само Константиново - одно из старейших рязанских приокских сел. Упоминания о Кузьминской волости и родном селе поэта можно встретить в старинных документах, относящихся к истории Рязанского края XVI - XVII веков. В начале XVII века село Константиново было вотчиной родовитого боярина Василия Петровича Морозова. Позднее судьбами константиновских крестьян распоряжались двое крепостников-помещиков - княгиня Крапоткина и Олсуфьев, владевшие в Кузьминской волости лучшими земельными угодьями. Потом константиновские пастбища и барскую усадьбу в селе прибрал к рукам новый "хозяин", небезызвестный...

© 2000- NIV