Cлово "ЛИШИТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J L M N O P Q R S T U V W X Y
Поиск  

Варианты слова: ЛИШИЛ, ЛИШЕНА, ЛИШЕНЫ, ЛИШИЛА, ЛИШИЛИ

Входимость: 5.
Входимость: 3.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 5. Размер: 48кб.
Часть текста: II Драматическая поэма; затем зачеркнут . Посвящение отсутствует. 1 Номер строфы Номер варианта Вариант Зачеркнуто: I Действие первое   II Сцена первая Заглавие отсутствует. Номер строфы Номер варианта Вариант 2 I Почти ‹?›   II как в тексте. 3 I Ты ли, ты ли, родимый Чаган   II как в тексте. 8 I В мокрой траве ‹нач. сл. нрзб.›   II как в тексте. 9 I Недаром мятежный дух     Тянул меня   II Недаром меня влекло   III Наконец-то я [здесь, здесь] здесь, здесь! 10   Рать врагов [за] цепью волн распалась, 11 I [И] Подымай же   II Замыслив   III И так хочется головы шесты ‹?›   IV Не удалось им на шест   V как в тексте. После 12 ремарка, не вошедшая в текст : Номер строфы Номер варианта Вариант     [Садится] Опускается на скамью. 13—14 I Но не пощады [пр] я пришел искать   II Здравствуй, Яик. Ты звал   III Здравствуй, Яик. Ты влек меня     Искать на   IV Здравствуй, Яик. Заря течет,     Как будто козла зарезали   V Здравствуй, Яик. Я сам   VI Яик, Яик, бурый солончак     Я пришел   VII Яик, Яик, калмыцкий солончак   VIII Яик, Яик, киргизский солончак   IX Сияй, калмыцкая ширь   X как в тексте. 15—16 I Пучили сердце стеклянные глаза  ...
Входимость: 3. Размер: 50кб.
Часть текста: и забытость наших хат, солончаковую тоску, немоту синей шири. Русь Есенина в первых книгах его стихов - смиренная, дремотная, дремучая, застойная, кроткая, - Русь богомолок, колокольного звона, монастырей, иконная, кононная, Китежная. Правда, поэт знает и чувствует темноту этой Руси, он слышит звон кандалов Сибири, называет свою страну горевой, но вдохновляет его в "Радунице", в "Голубени" не это. Деревенский уклад, деревенский быт взяты поэтом исключительно с идиллической стороны. Каторга сельского подъяремного труда, непосильность, измызганность житья-бытья крестьянского, весь предреволюционный, накопленный веками социальный гнев, ненависть, злоба, мятежность деревни остались за пределами художественного восприятия поэта. Его деревня живет в нерушимом мире и в покое. Как будто нет ни помещика, ни кулака, ни урядника, ни лютой бедности. В хатах пахнет драченами, квасом, тихо ползают тараканы; "старый кот к махотке крадется на парное молоко", "из углов щенки кудлатые заползают в хомуты". В поле "вяжут девки косницы до пят", косари слушают сказы стариков. Сохнет рожь, не всходят овсы: нужен молебен. Все тихо грезит, все издавна отстоялось, прочно осело; ничто и никто не угрожает твердости этого уклада. От этой неподвижности хаты, овины, поля, речки, люди, животные кажутся погруженными...
Входимость: 2. Размер: 31кб.
Часть текста: Евпатория, Крым, ул. Коммунальная, 8. В свое время в «Независимой газете» (Москва, 18. 09. 1997) прошла большая публикация «„Дом поэта“ и вокруг него…». В ней были опубликованы материалы Центрального архива ФСБ РФ, наследника КГБ СССР, и в их числе «информационные сведения» на Максимилиана Волошина и отдыхающих на его даче в Коктебеле. Подобные публикации не редкость в постсоветское время, но их характерным признаком является сокрытие авторов секретных доносов по линии «органов». Вот и в указанной статье авторство «сведений» 1926-1928 гг. осталось «закрытой темой». Однако в настоящее время в распоряжении исследователей имеется двухтомное научное издание «Труды и дни Максимилиана Волошина» (далее «ТиД»). Автор этого фундаментального труда В. П. Купченко (1938-2004) много лет посвятил не только изучению наследия Волошина, но и был директором Дома-музея Волошина в 1979-1983 гг. Интересующие нас события получили отражение во втором томе указанного издания, относящегося к периоду 1917-1932 годов. В. Купченко, судя по всему, с первичными архивными документами не знакомился, т. к. ссылается на публикацию в «Независимой газете». В его пересказе, с неопределенной датой «Сентябрь (?)» 1926 года, имеем следующий текст: «Сексотом ГПУ составлена справка „М. Волошин и его...
Входимость: 2. Размер: 13кб.
Часть текста: квартиры, хотя и очень обширной, так как мужу моему становилось все хуже и хуже. И я устроила его в одной из ленинградских гостиниц, что также было весьма трудно, ввиду полного отсутствия в тот момент каких-либо [свободных] жилых помещений. Вслед за ним появился вскоре и Есенин, которого я также устроила в той же гостинице [ 80 ], благодаря знакомству с одним из ее сотрудников - большому [любителю] литературы и искусства. О приезде Есенина Устинов сообщил мне с несказанной радостью, и дня через два-три они вместе пришли к нам. Пришли оба сильно выпившие, но Устинов, как всегда, корректный и культурный, Есенин, наоборот, развязный и даже наглый... [ 81 ] Устинов успокаивал расходившегося "Сереженьку", но ничего не выходило, и все, что взбрело в тот момент в одурманенную голову поэта, он нам и преподносил, ни с кем и ни с чем не считаясь. Все это было настоящим и пошлым бахвальством. В конце концов я не вытерпела и после его выкрика: "Я бог!", "Я всё. Вы все ничтожества!" - я сильно и неожиданно для себя самой схватила Есенина за руку... и... выкинула его за дверь, закрыв се за собой. Устинов как-то съежился и просящим голосом начал уговаривать меня "пустить Сереженьку обратно". Я не соглашалась, мотивируя свой отказ [тем], что ему, Сереженьке, надо прийти в себя. И действительно, неожиданное положение, в котором Есенин очутился, сразу привело его в себя и протрезвило. И он вошел к нам обратно тихим и спокойным, - как ни в чем не бывало. В этот вечер после ужина Есенин много читал нам. Читал прекрасно, вдохновенно, незабываемо. Дни шли... Устинов появлялся у нас ежедневно [ 82 ]. Есенин же пропал бесследно, и я умышленно о нем не спрашивала Устинова. Обижен...
Входимость: 2. Размер: 86кб.
Часть текста: В советской истории имена этих людей вошли в скорбный список безвременно ушедших из жизни в 1925 году. Оба умерли хоть и по-разному, но бессмысленно и неожиданно. Оба были полны сил и энергии, оба в своей области деятельности все время поднимались к новым высотам. Оба были известными и очень популярными людьми, один был во власти, но и другой не выступал против нее, у него не было неразрешимых противоречий с властью, а многие ее представители были его друзьями и поклонниками. Судьба ненадолго свела этих людей вместе, когда Есенин гостил в Баку у своего друга Чагина. Во многих публикациях со слов Чагина пересказывается, что Есенин встречался с Кировым и Фрунзе осенью 1924 года в Баку на вечере в честь приезда именитого военачальника [1]. Однако в настоящее время выяснилось, что Фрунзе до 1925 года с Есениным не встречался. В этом можно убедиться из «Летописи жизни и творчества Сергея Есенина», где такое событие не зафиксировано [2]. Но это не значит, что встречи не было, просто Чагину в этом случае, вольно или невольно, изменила память. А встреча, которой он был свидетель, могла состояться только в один из дней 17-19 апреля 1925 года, когда Фрунзе действительно приезжал в Баку [3]. Есенин в это время уже находился в Баку, и незадолго перед этим в редакции «Бакинского рабочего» он познакомился с Кировым 1 , тогда первым секретарем ЦК Азербайджана. Существует и художественное описание событий, связанных с визитом Фрунзе в Баку современного азербайджанского автора [4], хотя трудно сказать, что там документально, а что относится к вымыслу. Например, сообщается, что вместе с Фрунзе приехали его адъютант Сиротинский и его заместитель Ворошилов. Но судя по воспоминаниям А. К. Воронского, он тоже вместе с Фрунзе был в те дни в Баку...

© 2000- NIV