Наши партнеры

Cлово "ЯЙЦО"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J L M N O P Q R S T U V W X Y
Поиск  

Варианты слова: ЯЙЦА, ЯИЦ, ЯЙЦОМ, ЯЙЦАХ

Входимость: 6.
Входимость: 6.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 6. Размер: 23кб.
Часть текста: отелись! Перед воротами в рай Я стучусь: Звездами спеленай Телицу-Русь. За тучи тянется моя рука, Бурею шумит песнь. Небесного молока Даждь мне днесь. Грозно гремит твой гром, Чудится плеск крыл. Новый Содом Сжигает Егудиил. Но твердо, не глядя назад, По ниве вод Новый из красных врат Выходит Лот. 2 Не потому ль в березовых Кустах поет сверчок О том, как ликом розовым Окапал рожь восток; О том, как богородица, Накинув синий плат, У облачной околицы Скликает в рай телят. С утра над осенницею Я слышу зов трубы. Теленькает синицею Он про глагол судьбы. "О, веруй, небо вспенится, Как лай, сверкнет волна. Над рощею ощенится Златым щенком луна. Иной травой и чащею Отенит мир вода. Малиновкой журчащею Слетит в кусты звезда. И выползет из колоса, Как рой, пшеничный злак, Чтобы пчелиным голосом Озлатонивить мрак..." 3 Ей, россияне! Ловцы вселенной, Неводом зари зачерпнувшие небо, - Трубите в трубы. Под плугом бури Ревет земля. Рушит скалы златоклыкий Омеж. Новый сеятель Бредет по полям, Новые зерна Бросает в борозды. Светлый гость в колымаге к вам Едет. По тучам бежит Кобылица. Шлея на кобыле - Синь. Бубенцы на шлее - Звезды. 4 Стихни, ветер, Не лай, водяное стекло. С небес через красные сети Дождит молоко. Мудростью пухнет слово, Вязью колося поля. Над тучами, как корова, Хвост задрала заря. Вижу тебя из окошка, Зиждитель щедрый, Ризою над землею Свесивший небеса. Ныне Солнце, как кошка, С небесной вербы Лапкою золотою Трогает мои волоса. 5 Зреет час преображенья, Он ...
Входимость: 6. Размер: 50кб.
Часть текста:   II   Кирпичников , как в тексте . 189—192 I Неужель из ‹?›   II Неужели мы стали б клясться   III Неужели мы клялись молчать,     Чтоб нас   IV Неужели мы стали б клясться     В той паршивой покорности вам,     Когда   V Мы клялись, мы клялись Екатерине     Но неужель   VI Мы клялись, мы клялись Екатерине     Охранять отечества границы   VII Мы клялись, мы клялись Екатерине     Быть оплотом степных границ.     Защищать эти степи синие,     Где как ворон каркает киргиз.   VIII Мы клялись, мы клялись Екатерине     Быть оплотом степных границ,     Защищать эти пастбища синие     [От]     [От вороньи‹х›]     От кочующих хищных птиц.   IX Мы клялись, мы клялись Екатерине     Быть оплотом степных границ,     Защищать эти пастбища синие     От набегов разбойных киргиз.   X как в тексте. 195 I Наше   II Этих пашен суровый житель   III как в тексте. 197—198 I Это измена! Вязать     мятежников   II как в тексте. На обороте 16-го листа зачеркнут текст под заглавием «Послание к медведям», который воспроизводится на с. 333 . После 198 ремарка, не вошедшая в текст: Номер строфы Номер варианта Вариант     (Конвойные бросаются [взят‹ь›] взять Кирпичников‹а›. Казаки [с гневом] с ревом хватаются за сабли [заставл‹яя›]) 200 I Так брызни ж т ‹ы›   II Привет тебе, мятеж свирепый! После 202 ремарка : Номер варианта Вариант I Вынимает пистолет, стреляет в Траубенберга. Из толпы раздается выстрел, Траубенберг падает мертвым. ...
Входимость: 3. Размер: 51кб.
Часть текста: снесся, как курица, Золотым словесным яйцом. Я сегодня рукой упругою Готов повернуть весь мир... Грозовой расплескались вьюгою От плечей моих восемь крыл. 2 Лай колоколов над Русью грозный - Это плачут стены Кремля. Ныне на пики звездные Вздыбливаю тебя, земля! Протянусь до незримого города, Млечный прокушу покров. Даже богу я выщиплю бороду Оскалом моих зубов. Ухвачу его за гриву белую И скажу ему голосом вьюг: Я иным тебя, господи, сделаю, Чтобы зрел мой словесный луг! Проклинаю я дыхание Китежа И все лощины его дорог. Я хочу, чтоб на бездонном вытяже Мы воздвигли себе чертог. Языком вылижу на иконах я Лики мучеников и святых. Обещаю вам град Инонию, Где живет божество живых. Плачь и рыдай, Московия! Новый пришел Индикоплов. Все молитвы в твоем часослове я Проклюю моим клювом слов. Уведу твой народ от упования, Дам ему веру и мощь, Чтобы плугом он в зори ранние Распахивал с солнцем нощь. Чтобы поле его словесное Выращало ульями злак, Чтобы зерна под крышей небесною Озлащали, как пчелы, мрак. Проклинаю тебя я Радонеж, Твои пятки и все следы! Ты огня золотого залежи Разрыхлял киркою воды. Стая туч твоих, по-волчьи лающих, Словно стая злющих волков, Всех зовущих и всех дерзающих Прободала копьем клыков. Твое солнце когтистыми...
Входимость: 3. Размер: 28кб.
Часть текста: у него из пространства, с Божьим «туком» и вонями плащаницы . В «Котике Летаеве» — гениальнейшем произведении нашего времени — он зачерпнул словом то самое, о чем мы мыслили только тенями мыслей, наяву выдернул хвост у приснившегося ему во сне голубя и ясно вырисовал скрытые в нас возможности отделяться душой от тела, как от чешуи. Речь наша есть тот песок, в котором затерялась маленькая жемчужина — «отворись». Мы бьемся в ней, как рыбы в воде, стараясь укусить упавший на поверхность льда месяц, но просасываем этот лед и видим, что на нем ничего нет, а то желтое, что казалось так близко, взметнулось еще выше. И вот многое такое, что манит нас так, схвачено зубами Белого за самую пуповину... Истинный художник не отобразитель и не проповедник каких-либо определенных в нас чувств, он есть тот ловец, о котором так хорошо сказал Клюев: В затонах тишины созвучьям ставит сеть . Слово изначала было тем ковшом, которым из ничего черпают живую воду. Возглас «Да будет!» повесил на этой воде небо и землю , и мы, созданные по подобию , рожденные, чтобы найти ту дверь, откуда звенит труба, предопределены, чтобы выловить ее «отворись». «Прекрасное только то — чего нет», —...
Входимость: 2. Размер: 14кб.
Часть текста: поставили в неловкое положение. Я знал, что перепечатка стихов немного нечестность, но в то время я голодал, как, может быть, никогда, мне приходилось питаться на 3-2 коп. Тогда, когда вдруг около меня поднялся шум, когда мережковские, гиппиус и Философов открыли мне свое чистилище и начали трубить обо мне, разве я, ночующий в ночлежке по вокзалам, не мог не перепечатать стихи, уже употр<ебленные>? Я был горд в своем скитании, то, что мне предлагали, я отпихивал. Я имел право просто взять любого из них за горло, и взять просто сколько мне нужно из их кошельков. Но я презирал их и с деньгами, и с всем, что в них есть, и считал поганым прикоснуться до них. Поэтому решил перепечатать просто стихи старые, которые для них все равно были неизвестны. Это было в их глазах, или могло быть, тоже некоторым воровством, но в моих ничуть, и когда вы написали письмо со стихами в «Ж<урнал> д<ля> в<сех>», вы, так сказать, задели струну, которая звучала корябающе. Теперь я узнал и постарался узнать, что в вас было не от пинкертоновщины все это, а по незнанию. Сейчас, уже утвердившись во многом и многое осветив с другой стороны, что прежде казалось неясным, я с удовольствием протягиваю вам руку примирения перед тем, чего между...

© 2000- NIV