Cлово "ЯГОДИЦА, ЯГОДИЦЫ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J L M N O P Q R S T U V W X Y
Поиск  

Варианты слова: ЯГОДИЦАХ, ЯГОДИЦАМИ

Входимость: 1. Размер: 71кб.
Входимость: 1. Размер: 27кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 1. Размер: 71кб.
Часть текста: документов написано - по недоразумению(?) - "латыш"). Работал строителем, телеграфистом, садоводом (последнее - сомнительно, скорей всего - конспирировался), строгальщиком по металлу на Балтийском заводе, перед революцией не раз арестовывался, находился на нелегальном положении. В 1917-1918 годах - заместитель председателя Василеостровского Совета. Далее: "Октябрь 1918-1 октября 1919. Петроград. ЧеКа - член коллегии. 1 октября 1919 - декабрь 1920. - Председатель Иваново-Вознесенской ЧеКа. Декабрь 1920 - декабрь 1921. - Начальник Особого отдела и зам. председателя Московской ЧеКа. Декабрь 1921 - март 1927. - Ленинградское ГПУ. Зам. Начальника (выделено нами. - В. К.). 16 марта 1927 - секретарь Ленинградского Совета. 2 октября 1929. - Уволен". Так вот, оказывается, на какую важную чекистскую птицу указал Горбов. Леонов конечно же по службе знал уже знакомых нам Егорова и Петржака. В Москве он, разумеется, встречался с Троцким, Дзержинским и другими видными "железными рыцарями", ходил в заместителях у Станислава Мессинга, в интересующее нас время первой "кожаной куртки" Ленинграда. Леонов мог знать Есенина по его приводам на Лубянку ("Дело о "Зойкиной квартире", август(?) 1921 г., и др.). Так одна лишь фраза в заявлении участкового надзирателя Горбова привела в...
Входимость: 1. Размер: 27кб.
Часть текста: „Ниве“» в нивских цветистых переплетах – какая прелесть! Будто моя Пенза. Будто есенинская Рязань. Милый и заботливый Семен Федорович, чтобы жить нам как у Христа за пазухой, раздобыл (ах, шутник!) – горняшку. Красотке в феврале стукнуло девяносто три года. – Барышня она, – сообщил нам из осторожности, – предупредить просила… – Хорошо. Хорошо. Будем, Семен Федорович, к девичью ее стыду без упрека. – Вот! вот! Звали мы барышню нашу бабушкой-горняшкой, а она нас: одного – «черным», другого – «белым». Семен Федоровичу на нас жаловалась: – Опять ноне привел белый… – Да кого привел, бабушка? – Тьфу! сказать стыдно. – Должно, знакомую свою, бабушка. – Тьфу! Тьфу!.. к одинокому мужчине, бессовестная. Хоть бы меня, барышню, постыдилась. Или: – Уважь, батюшка, скажи ты черному, чтобы муку не сыпал. – Какую муку, бабушка? (Знал, что разговор идет про пудру.) – Смотреть тошно: муку все на нос сыплет. И пол мне весь мукой испакостил. Метешь! Метешь! Всякий...

© 2000- NIV