Cлово "ЯРЛЫК"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J L M N O P Q R S T U V W X Y
Поиск  

Варианты слова: ЯРЛЫКУ, ЯРЛЫКАМИ, ЯРЛЫКОМ

Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 1. Размер: 11кб.
Часть текста: Перед ней не помолится. У нас деревень Нынче тыщи разрушено, И злато полей По ветрам буйным пущено. Увечье земли - Как от гнета тиранского. К чему мы пришли Без уклона крестьянского? Как храм, березняк В честь Поэта возносится. Никто уже так На нож правды не бросится! С детства создавала о Есенине стихи, но не терпится вдребезги разбить некоторые устоявшиеся прозаические мнения, высказать то, что не сказано: Есенин! Золотое имя. Убитый отрок. Гений земли Русской! Никто еще из Поэтов, приходивших в этот мир, не обладал такой духовной силой, чарующей, всевластной, захватывающей душу детской открытостью, нравственной чистотой, глубинной болью-любовью к Отечеству! Над его стихами столько пролито слёз, столько людских душ сочувствовало и сопереживало каждой Есенинской строке, что если бы это было подсчитано - поэзия Сергея Есенина перевесила бы любую и намного! Но этот способ оценки землянам недоступен. Хотя с Парнаса можно бы углядеть - никого еще так не любил народ! Со стихами Есенина шли в бой в Отечественную, за его стихи - шли на Соловки, его поэзия волновала души, как ничья иная: Один Господь знает про эту святую любовь народа к сыну своему. Портрет Есенина втискивают в настенные семейные рамки фотографий, ставят на божницу наравне с иконами: Мне показывали в глухих деревнях тетради из папиросной бумаги с его стихами, бережно переписанными по велению души теми, кто "ни при какой погоде" иных поэтов не читал. Вот она - сила поэзии пережившей время, поэзии настоящей, а не искусственно выращенной или искусственно поднятой на несколько лет на фальшивый пьедестал. И ни одного Поэта в России еще не истребляли и не запрещали с таким остервенением и упорством, как Есенина! И запрещали, и замалчивали, и принижали в достоинстве, и грязью обливали - и делают это до сих пор. Невозможно понять - ...
Входимость: 1. Размер: 37кб.
Часть текста: Трех с половиной лет они посадили меня на лошадь без седла и сразу пустили в галоп. Я помню, что очумел и очень крепко держался за холку. Потом меня учили плавать. Один дядя (дядя Саша) брал меня в лодку, отъезжал от берега, снимал с меня белье и, как щенка, бросал в воду. Я неумело и испуганно плескал руками, и, пока не захлебывался, он все кричал: «Эх, стерва! Ну куда ты годишься?» «Стерва» у него было слово ласкательное. После, лет восьми, другому дяде я часто заменял охотничью собаку, плавая по озерам за подстреленными утками. Очень хорошо я был выучен лазить по деревьям. Из мальчишек со мной никто не мог тягаться. Многим, кому грачи в полдень после пахоты мешали спать, я снимал гнезда с берез, по гривеннику за штуку. Один раз сорвался, но очень удачно, оцарапав только лицо и живот да разбив кувшин молока, который нес на косьбу деду. Средь мальчишек я всегда был коноводом и большим драчуном и ходил всегда в царапинах. За озорство меня ругала только одна бабка, а дедушка иногда сам подзадоривал на кулачную и часто говорил бабке: «Ты у меня, дура, его не трожь! Он так будет крепче». Бабушка любила меня изо всей мочи, и нежности ее не было границ. По субботам меня...
Входимость: 1. Размер: 42кб.
Часть текста: и не было". А была ли "девочка"? Предвидим возмущенный ропот наших критиков, поверивших официальной пропаганде. Как же так, скажут они, - ведь Устинова оставила на эту тему воспоминания - разве недостаточно? Многие газеты сообщали о ее искреннем расположении к Есенину. "Тетю Лизу" (как и ее псевдосупруга) в те декабрьские дни в Ленинграде никто не видел, не описал ее внешности, не разговаривал с ней. Даже приятельница Устинова, Нина Гарина (Гарфильд), в своих лжемемуарах "не заметила" этой дамочки. И тем не менее на нее ссылаются, ее бесконечно цитируют. Изначально кто? Все тот же сексот Эрлих. Журналисты? Да они не могли тогда слова молвить без разрешения цензуры. В то время досмотру подвергались не только многотиражные органы печати, но - в это сегодня трудно поверить - даже стенные газеты. 17 марта 1925 года совещание представителей подотделов печати зиновьевского Ленгубкома партии решило: "...В развитии постановления Оргбюро ЦК РКП(б) о массовой печати, принять за правило, что издавать стенгазету могут..." И далее следует перечень: партячейка, фабзавком,...
Входимость: 1. Размер: 31кб.
Часть текста: привело поэта к печальному финалу, стала тогда одной из основных в обсуждении причин его ухода из жизни. Кстати, впервые о таком расстройстве объявила еще при жизни Есенина Айседора Дункан. Возможно, это был своего рода рекламный трюк - в то время поэтам и писателям модно было быть не от мира сего. И эмоциональность Есенина, надо полагать, тому способствовала. Интересно, что в анналах истории остался рассказ об одной бурной ссоре поэта с Айседорой в германском ресторане. Хозяину тогда сказали, что у Есенина припадок эпилепсии. Вызвали врача, который, поговорив с обоими, назначил успокоительное не ему, а... самой Дункан и даже дал поэту советы, как ее лечить. Помимо версии "Есенин-сумасшедший", раскручивалась мысль о том, что поэт не смог "слиться до конца с путями революции", что его уход - это знак смерти всех неспособных идти в ногу с современностью. Творчество его оценивали как "пустой звук в литературе", "гниль и упадок", "лирику взбесившихся кобелей"... В нем начинают особо выделять тоску по ушедшему, чувство одиночества, находя в них признаки разлада "певца деревни" с городом. Как съехидничал по этому поводу один умник, Есенин "остался романтиком соломенной России. И есть что-то символическое в его гибели: Лель, повесившийся на трубе от центрального отопления. И оно ведь - достижение культуры". Зато русская эмиграция с болью отозвалась публично о смерти Сергея Есенина: за пределами советской России можно было говорить по-другому. И там говорили о том, что природа его менее всего подходила для роли большевистского "придворного" поэта, что "духу нет места в СССР..." В России же вся оголтелая посмертная травля поэта, разом начавшись, так же разом закончилась. Молчание окутало имя Сергея Есенина на долгие годы. Впрочем, когда оно было наконец преодолено и стихи поэта уже можно было читать, не оглядываясь от страха по сторонам, то и тогда на уроках литературы...
Входимость: 1. Размер: 77кб.
Часть текста: № 220, ст. 317—473, с подзаголовком «Отрывки из драматической поэмы ‹Монологи Рассветова›» и датой «Нью-Йорк. 14 февраля 23 года» (о неточности даты см. ниже); Стр. сов., ‹вышла до 20 янв. 1925 г.›, с. 35—39, ст. 317—473, с подзаголовком «Отрывки из драматической поэмы ‹Монологи Рассветова›» и датой «Нью-Йорк. 14 февраля 23 года»; журн. «Город и деревня», 1925, № 18, с. 39—40, ст. 317—533, под заглавием «Номах (Отрывок из пьесы). Экспресс № 5»; Кр. новь, 1926, кн. 3, с. 128—133, ст. 317—538, под заглавием «Номах (Отрывок из пьесы). Часть вторая»; кн. 4, с. 112—117, ст. 987—1213, под заглавием «Номах (Страна негодяев). (Отрывок из пьесы); Киев»; полностью — Собр. ст., т. 3, с. 147—220. Печатается и датируется по наб. экз. (машинописный список с авторской правкой), с исправлением строк 74—75 — «Я знаю, что ты // Настоящий жид» вместо «Я знаю, что ты Еврей» и восстановлением купюры ст. 81 «Ты обозвал меня жидом»; в перечне «Персонала» — «Комиссар из охраны железнодорожных линий» вместо «Комиссар из охраны жел. дор. линии» по беловому автографу (частный архив, Москва); а также с исправлением по автографам (РГАЛИ, ИМЛИ и частный архив) ст. 55 «И к тому ж еще чертова вьюга» вместо «И к тому же еще чертова вьюга»; ст. 88 «Проклинать вас хоть тысчи лет» вместо «Проклинать вас хоть тысячи лет»; ст. 598 «Окло двухсот негодяев» вместо «Около двухсот негодяев»; ст. 822 «Нет! это не так уж просто» вместо «Нет! это не так уже просто»; ст. 971—972 «Чтоб чище синел простор // Коммунистическим взглядам» вместо «Чтоб чище синел простор // Коммунистическим...

© 2000- NIV