Cлово "ЯМЩИК"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J L M N O P Q R S T U V W X Y
Поиск  

Варианты слова: ЯМЩИКОВ, ЯМЩИКА

Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 3. Размер: 20кб.
Часть текста: x x x (Улеглась моя былая рана) x x x (Я спросил сегодня у менялы) x x x (Шаганэ ты моя, Шаганэ!) x x x (Ты сказала, что Саади) x x x (Никогда я не был на Босфоре) x x x (Свет вечерний шафранного края) x x x (Издатель славный! В этой книге) x x x (Цветы на подоконнике) ПАМЯТИ БРЮСОВА ЦВЕТЫ БАТУМ x x x Годы молодые с забубенной славой, Отравил я сам вас горькою отравой. Я не знаю: мой конец близок ли, далек ли, Были синие глаза, да теперь поблекли. Где ты, радость? Темь и жуть, грустно и обидно. В поле, что ли? В кабаке? Ничего не видно. Руки вытяну - и вот слушаю на ощупь: Едем... кони... сани... снег... проезжаем рощу. "Эй, ямщик, неси вовсю! Чай, рожден не слабым! Душу вытрясти не жаль по таким ухабам". А ямщик в ответ одно: "По такой метели Очень страшно, чтоб в пути лошади вспотели". "Ты, ямщик, я вижу, трус. Это не с руки нам!" Взял я кнут и ну стегать по лошажьим спинам. Бью, а кони, как метель, снег разносят в хлопья. Вдруг толчок... и из саней прямо на сугроб я. Встал и вижу: что за черт - вместо бойкой тройки... Забинтованный лежу на больничной койке. И заместо лошадей по дороге тряской Бью я жесткую кровать модрою повязкой. На лице часов в усы закрутились стрелки. Наклонились надо мной сонные сиделки. Наклонились и хрипят: "Эх ты, златоглавый, Отравил ты сам себя горькою отравой. Мы не знаем, твой конец близок ли, далек ли, - Синие твои глаза в кабаках промокли". <1924> ПИСЬМО К...
Входимость: 3. Размер: 3кб.
Часть текста: * * * ("Годы молодые с забубенной славой") x x x Годы молодые с забубенной славой, Отравил я сам вас горькою отравой. Я не знаю: мой конец близок ли, далек ли, Были синие глаза, да теперь поблекли. Где ты, радость? Темь и жуть, грустно и обидно. В поле, что ли? В кабаке? Ничего не видно. Руки вытяну - и вот слушаю на ощупь: Едем... кони... сани... снег... проезжаем рощу. "Эй, ямщик, неси вовсю! Чай, рожден не слабым! Душу вытрясти не жаль по таким ухабам". А ямщик в ответ одно: "По такой метели Очень страшно, чтоб в пути лошади вспотели". "Ты, ямщик, я вижу, трус. Это не с руки нам!" Взял я кнут и ну стегать по лошажьим спинам. Бью, а кони, как метель, снег разносят в хлопья. Вдруг толчок... и из саней прямо на сугроб я. Встал и вижу: что за черт - вместо бойкой тройки... Забинтованный лежу на больничной койке. И заместо лошадей по дороге тряской Бью я жесткую кровать модрою повязкой. На лице часов в усы закрутились стрелки. Наклонились надо мной сонные сиделки. Наклонились и хрипят: "Эх ты, златоглавый, Отравил ты сам себя горькою отравой. Мы не знаем, твой конец близок ли, далек ли, - Синие твои глаза в кабаках промокли". 1923 или 1924 год Примечания О дате написания стихотворения. Во всех собраниях сочинений указан 1924 год, но есть свидетельства о более ранней датировке. Немного истории этого стихотворения. Как вы знаете, у С. Есенина было особое отношение к Глебу Успенскому. Его сын служил у Николая Второго (секретарём). Известно, что С. Есенин безобразно относился к своим творениям (архивам), так, как его творения сразу шли в народ. Данное стихотворение было подарено Успенскому Савве Михайловичу в 1923 году, а в декабре этого года он уже был в лагерях. Данное стихотворение не одно, а целый блок стихов, которые были с ним в лагерях. Учитывая щепетильность и отношение к С. Есенину, он переписывал его работы в брошюрки, которые и ходили по лагерям. Ранее этот факт был известен, но свидетелей не находилось. Вот откуда путаница в датах. Почерковедческая экспертиза показала полное соответствие и принадлежность стихотворения руке Есенина. Примечания прислал Александр Ларин-Ушаков.
Входимость: 3. Размер: 30кб.
Часть текста: края...» Черновой автограф (РГАЛИ) : Номер строфы Номер варианта Вариант 5 I II Спой мне песню, моя дорогая. Спой мне песню шафранного края. 10 III I как в тексте . Лунным светом Шираз осиянен.   II Кружит звезд мотыльковый рой.   III Лунным светом Шираз осиянен. После 10 зачеркнуто :     Тихо крадутся тени вдоль стен. Может, мимо проходит такая 11—15 I Я не знаю, вам холодно? Или Вы, храня розоватую медь, Чтобы больше вас в ласках любили, Не хотите лицом загореть. Что<бы> больше вас в ласках любили.   II Иль они от тепла застыли Закрывая телесную медь Или чтобы их больше любили Не желают лицом загореть Закрывая телесную медь. 20 I II Дорогая, с чадрой не дружись. как в тексте . 23—24 I Так зачем же прекрасные щеки Плащаницей черной скрывать   II III Потому-то прекрасные щеки Перед миром грешно прикрывать как в тексте . 26—30 I Тихо розы бегут по полям. Снится сердцу страна другая. Спой мне песню, моя дорогая, Ту, которую пел Хаям. Тихо розы бегут по полям.   II Тихо розы бегут по полям. Сердцу снится страна другая. Я спою тебе сам, дорогая,     Этой песни не пел Хаям. Тихо розы бегут по полям.   III Тихо розы бегут по полям. Сердцу снится страна другая. Я спою тебе песнь, дорогая, Ту, которой не пел Хаям....
Входимость: 3. Размер: 14кб.
Часть текста: строк — надпись карандашом «Полине Ивановне Рович». Печатается по факсимильному воспроизведению этого текста в журнале «Огонек». Датируется по этой фотографии Есенина, а также по времени его встреч с семьей Рович (лето 1914 г.), — см.: Н. А. Сардановский. «На заре туманной юности» (Восп., I, 130—132). Рович Полина Ивановна (1893—1919?), сестра сверстника Есенина К. И. Ровича (1897—1972). Егорий Егорий (с. 68). — Сергей Есенин. Стихотворения и поэмы. Л., 1956, с. 67—68 (Б-ка поэта. Большая серия. Второе издание). Черновой автограф. Помещен на обороте одного из листов автографа поэмы «Марфа Посадница» (РНБ, ф. К. К. Владимирова). Текст представляет собою незавершенную редакцию стихотворения. Об этом свидетельствует зачеркнутая и не исправленная автором часть пятой строки. В автографе трудно читаются отдельные слова. Поэтому в первой публикации текста и ряде последующих изданий (Собр. соч, т. 1, М., 1961; то же, т. 1, М., 1966; Собр. соч., т. 4, М., 1978) слово «ратобойцы» читалось как «ратовой уж», слово «грозовой» — как «чужевой»... В 1968 году Р. Б. Заборова в статье «Изучая рукописи...
Входимость: 2. Размер: 8кб.
Часть текста: 1 июля 1922. Есенин С. А. Письмо Сахарову А. М., 1 июля 1922 г. Дюссельдорф // Есенин С. А. Полное собрание сочинений: В 7 т. — М.: Наука; Голос, 1995—2002. Т. 6. Письма. — 1999 . — С. 139—141. А. М. САХАРОВУ 1 июля 1922 г. Дюссельдорф 1 июля <19>22. Друг мой Саша! Привет тебе и тысячу поцелуев. Голубь милый, уезжая, я просил тебя помочь моим сестрам денежно, с этой просьбой обращаюсь к тебе и сейчас. Дай им сколько можешь, а я 3-го июля еду в Брюссель и вышлю тебе три посылки «Ара». Прошу тебя как единственного родного мне человека. Об Анатолии я сейчас не думаю, ему, вероятно, самому не сладко. Я даже уверен в этом. Родные мои! Хорошие!... Что сказать мне вам об этом ужаснейшем царстве мещанства, которое граничит с идиотизмом? Кроме фокстрота, здесь почти ничего нет. Здесь жрут и пьют, и опять фокстрот. Человека я пока еще не встречал и не знаю, где им пахнет. В страшной моде господин доллар, на искусство начхать — самое высшее музик-холл. Я даже книг не захотел издавать здесь, несмотря на дешевизну бумаги и переводов. Никому здесь это не нужно. Ну и ебал я их тоже с высокой лестницы. Если рынок книжный — Европа, а критик — Львов-Рогачевский, то глупо же ведь писать стихи им в угоду и по их вкусу. Здесь все выглажено, вылизано и причесано так же почти, как голова Мариенгофа. Птички какают с разрешения и сидят, где им позволено. Ну, куда же нам с такой непристойной поэзией? Это, знаете ли, невежливо так же, как коммунизм. Порой мне хочется послать все это к ебенейшей матери и навострить лыжи обратно. Пусть мы нищие, пусть у нас голод, холод и людоедство, зато у нас есть душа, которую здесь за ненадобностью сдали в аренду под смердяковщину. Еб их проеби в распроебу. Конечно, кой-где нас знают, кой-где есть стихи переведенные, мои и Толькины, но на кой хуй все это, когда их никто не читает. Сейчас на столе у меня английский журнал...

© 2000- NIV