Наши партнеры
Arsenal-today.ru - По информации: http://www.arsenal-today.ru/8111.html.

Cлово "ЯБЛОКО"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J L M N O P Q R S T U V W X Y
Поиск  

Варианты слова: ЯБЛОКИ, ЯБЛОКУ, ЯБЛОКА, ЯБЛОКОМ

Входимость: 4. Размер: 52кб.
Входимость: 4. Размер: 48кб.
Входимость: 3. Размер: 33кб.
Входимость: 2. Размер: 23кб.
Входимость: 2. Размер: 35кб.
Входимость: 2. Размер: 39кб.
Входимость: 2. Размер: 30кб.
Входимость: 1. Размер: 15кб.
Входимость: 1. Размер: 18кб.
Входимость: 1. Размер: 6кб.
Входимость: 1. Размер: 77кб.
Входимость: 1. Размер: 29кб.
Входимость: 1. Размер: 50кб.
Входимость: 1. Размер: 37кб.
Входимость: 1. Размер: 86кб.
Входимость: 1. Размер: 25кб.
Входимость: 1. Размер: 18кб.
Входимость: 1. Размер: 1кб.
Входимость: 1. Размер: 96кб.
Входимость: 1. Размер: 3кб.
Входимость: 1. Размер: 10кб.
Входимость: 1. Размер: 67кб.
Входимость: 1. Размер: 26кб.
Входимость: 1. Размер: 5кб.
Входимость: 1. Размер: 19кб.
Входимость: 1. Размер: 2кб.
Входимость: 1. Размер: 86кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 4. Размер: 52кб.
Часть текста: очень счастлив. Удача ходила за ним следом. Дом его стал полной чашей. Семья его состояла из трех сыновей и одной дочери (нашей матери). В доме был работник и работница, хлеба своего хватало всегда до нови. Лошади и сбруя были лучшие в селе. В начале весны дедушка уезжал в Питер и плавал на баржах до глубокой осени. По обычаю, мужикам, возвращающимся домой с доходом, полагалось благодарить Бога, и церковь наша получала от них различную утварь: подсвечники, ковры, богатые иконы – все эти вещи мужики покупали в складчину. Дедушка был очень щедрым на пожертвования и за это был почитаем духовенством. В благодарность Богу за удачное плавание дедушка поставил перед своим домом часовню. У иконы Николая Чудотворца под праздники в часовне всегда горела лампада. После расчета с Богом у дедушки полагалось веселиться. Бочки браги и вино ставились около дома. – Пейте! Ешьте! Веселитесь, православные! – говорил дедушка. – Нечего деньгу копить, умрем – все останется. Медная посуда. Ангельский голосок! Золотое пение. Давай споем! Пел дедушка хорошо и любил слушать, когда хорошо поют. Веселье продолжалось неделю, а то и больше. Потом становилось реже, в базарные дни по вторникам, а к концу зимы и вовсе прекращалось за неимением денег. Тогда наступали черные дни в Титовом доме. То и дело слышались окрики дедушки: – Эй, бездомовники! Кто это там огонь вывернул? И начиналась брань за соль, спички, керосин. Все затихало в доме Титовых, когда дедушка был сердит. Своего младшего сына он навсегда сделал несчастным. Сын его (дядя Петя) был еще в детстве напуган коровой. Ему было лет восемь, когда он провинился и, боясь гнева дедушки, не пошел кланяться ему в ноги, а спрятался на чердаке. Дедушка от такой дерзости рассвирепел. Он сам влез на чердак и, найдя сына, притаившегося в темном углу, взял его за шиворот и сбросил вниз. С необузданностью в дедушке уживалась большая доброта и нежность по отношению к детям....
Входимость: 4. Размер: 48кб.
Часть текста:   Тянул меня   II Недаром меня влекло   III Наконец-то я [здесь, здесь] здесь, здесь! 10   Рать врагов [за] цепью волн распалась, 11 I [И] Подымай же   II Замыслив   III И так хочется головы шесты ‹?›   IV Не удалось им на шест   V как в тексте. После 12 ремарка, не вошедшая в текст : Номер строфы Номер варианта Вариант     [Садится] Опускается на скамью. 13—14 I Но не пощады [пр] я пришел искать   II Здравствуй, Яик. Ты звал   III Здравствуй, Яик. Ты влек меня     Искать на   IV Здравствуй, Яик. Заря течет,     Как будто козла зарезали   V Здравствуй, Яик. Я сам   VI Яик, Яик, бурый солончак     Я пришел   VII Яик, Яик, калмыцкий солончак   VIII Яик, Яик, киргизский солончак   IX Сияй, калмыцкая ширь   X как в тексте. 15—16 I Пучили сердце стеклянные глаза     На корточки бре‹вен›   II Пучили сердце стеклянные глаза     По-коровьи за   III как в тексте. 17—19 I Эти избы — деревянные колокола,     Им нужен звонарь умелый.   II Эти избы — деревянные колокола,     Только безмолвят...
Входимость: 3. Размер: 33кб.
Часть текста: Машинистка и поэт Роман начался летом 1917 года, когда Российская империя готовилась полететь в тартарары. Митрополит Питирим, распутинец, но человек наблюдательный и умный, представил государю верноподданнейший доклад: в стране резко выросло число изуверски жестоких убийств, многие из них были совершены удовольствия ради. В провинциальных городах и даже в деревнях распространялась наркомания (источник морфия - военные госпитали); в село пришел кинематограф, и киношные адюльтеры основательно развратили крестьян. Митрополит Питирим повторил то, что видели все: государство разваливалось на глазах. Перед продуктовыми лавками выстраивались огромные очереди, рабочие избивали начальство, солдаты стреляли в городовых, казаки отказывались выезжать на усмирения, великие князья полагали, что династию может спасти только дворцовый переворот... Но кавалеру и барышне, познакомившимся в редакции левоэсеровской газеты "Голос народа", не было до всего этого никакого дела. Молодой человек ясноглаз и белобрыс, барышня черна как вороново крыло. Он был довольно известным поэтом Сергеем Есениным, а юную особу, стучавшую на "ремингтоне", звали Зинаида Райх. Он сын зажиточного рязанского крестьянина, она дочь грамотного орловского рабочего; он самоучка, она кончила гимназию, но широкая кость и стать выдают в ней девушку из мещанского пригорода. Бог весть о чем они говорили, куда он ее приглашал и...
Входимость: 2. Размер: 23кб.
Часть текста: у реки. Погадала красна девица в семик. Расплела волна венок из повилик. Ах, не выйти в жены девушке весной, Запугал ее приметами лесной. На березке пообъедена кора, - Выживают мыши девушку с двора. Бьются кони, грозно машут головой, - Ой, не любит черны косы домовой. Запах ладана от рощи ели льют, Звонки ветры панихидную поют. Ходит девушка по бережку грустна, Ткет ей саван нежнопенная волна. 1914 x x x Троицыно утро, утренний канон, В роще по березкам белый перезвон. Тянется деревня с праздничного сна, В благовесте ветра хмельная весна. На резных окошках ленты и кусты. Я пойду к обедне плакать на цветы. Пойте в чаще, птахи, я вам подпою, Похороним вместе молодость мою. Троицыно утро, утренний канон. В роще по березкам белый перезвон. 1914 x x x Край любимый! Сердцу снятся Скирды солнца в водах лонных. Я хотел бы затеряться В зеленях твоих стозвонных. По меже, на переметке, Резеда и риза кашки. И вызванивают в четки Ивы - кроткие монашки. Курит облаком болото, Гарь в небесном коромысле. С тихой тайной для кого-то Затаил я в сердце мысли. Все встречаю, все приемлю, Рад и счастлив душу вынуть. Я пришел на эту землю, Чтоб скорей ее покинуть. 1914 x x x Пойду в скуфье смиренным иноком Иль белобрысым босяком - Туда, где льется по равнинам Березовое молоко. Хочу концы земли измерить, Доверясь призрачной звезде, И в счастье ближнего поверить В звенящей рожью борозде. Рассвет рукой прохлады росной Сшибает яблоки зари Сгребая сено на покосах, Поют мне песни косари. Глядя за кольца...
Входимость: 2. Размер: 35кб.
Часть текста: качает рожь 8. Конец Пугачева Анатолию Мариенгофу 1. ПОЯВЛЕНИЕ ПУГАЧЕВА В ЯИЦКОМ ГОРОДКЕ П у г а ч е в Ох, как устал и как болит нога!.. Ржет дорога в жуткое пространство. Ты ли, ты ли, разбойный Чаган, Приют дикарей и оборванцев? Мне нравится степей твоих медь И пропахшая солью почва. Луна, как желтый медведь, В мокрой траве ворочается. Наконец-то я здесь, здесь! Рать врагов цепью волн распалась, Не удалось им на осиновый шест Водрузить головы моей парус. Яик, Яик, ты меня звал Стоном придавленной черни! Пучились в сердце жабьи глаза Грустящей в закат деревни. Только знаю я, что эти избы - Деревянные колокола, Голос их ветер хмарью съел. О, помоги же, степная мгла, Грозно свершить мой замысел! С т о р о ж Кто ты, странник? Что бродишь долом? Что тревожишь ты ночи гладь? Отчего, словно яблоко тяжелое, Виснет с шеи твоя голова? П у г а ч е в В солончаковое ваше место Я пришел из далеких стран, - Посмотреть на золото телесное, На родное золото славян. Слушай, отче! Расскажи мне нежно, Как живет здесь мудрый наш мужик? Так же ль он в полях своих прилежно Цедит молоко соломенное ржи? Так же ль здесь, сломав зари застенок, Гонится овес на водопой рысцой, И на грядках, от капусты пенных, Челноки ныряют огурцов? Так же ль мирен труд домохозяек, Слышен прялки ровный разговор? С т о р о ж Нет, прохожий! С этой жизнью Яик Раздружился с самых давних пор. С первых дней, как оборвались вожжи, С первых дней, как умер третий Петр, Над капустой, над овсом, над рожью Мы задаром проливаем пот. Нашу рыбу, соль и рынок, Чем сей край богат и рьян, Отдала Екатерина Под надзор своих дворян. И теперь по всем окраинам Стонет Русь от цепких лапищ. Воском жалоб сердце Каина К состраданью не окапишь. Всех связали, всех вневолили, С голоду хоть жри железо. И течет заря над полем С горла неба перерезанного. П у г а ч е в Невеселое ваше житье! Но скажи мне, скажи, Неужель в народе нет суровой хватки Вытащить из сапогов ножи И всадить их в барские...

© 2000- NIV