Cлово "ЛИРИЧЕСКИЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J L M N O P Q R S T U V W X Y
Поиск  

Варианты слова: ЛИРИЧЕСКИХ, ЛИРИЧЕСКИЕ, ЛИРИЧЕСКОЙ, ЛИРИЧЕСКИМ

Входимость: 8. Размер: 75кб.
Входимость: 8. Размер: 41кб.
Входимость: 7. Размер: 40кб.
Входимость: 7. Размер: 145кб.
Входимость: 5. Размер: 77кб.
Входимость: 5. Размер: 15кб.
Входимость: 5. Размер: 43кб.
Входимость: 4. Размер: 67кб.
Входимость: 4. Размер: 41кб.
Входимость: 4. Размер: 19кб.
Входимость: 4. Размер: 13кб.
Входимость: 4. Размер: 17кб.
Входимость: 4. Размер: 19кб.
Входимость: 3. Размер: 27кб.
Входимость: 3. Размер: 80кб.
Входимость: 3. Размер: 15кб.
Входимость: 3. Размер: 23кб.
Входимость: 3. Размер: 7кб.
Входимость: 3. Размер: 18кб.
Входимость: 3. Размер: 71кб.
Входимость: 3. Размер: 5кб.
Входимость: 3. Размер: 119кб.
Входимость: 2. Размер: 57кб.
Входимость: 2. Размер: 20кб.
Входимость: 2. Размер: 10кб.
Входимость: 2. Размер: 9кб.
Входимость: 2. Размер: 51кб.
Входимость: 2. Размер: 18кб.
Входимость: 2. Размер: 11кб.
Входимость: 2. Размер: 77кб.
Входимость: 2. Размер: 23кб.
Входимость: 2. Размер: 24кб.
Входимость: 2. Размер: 57кб.
Входимость: 1. Размер: 12кб.
Входимость: 1. Размер: 29кб.
Входимость: 1. Размер: 51кб.
Входимость: 1. Размер: 4кб.
Входимость: 1. Размер: 10кб.
Входимость: 1. Размер: 18кб.
Входимость: 1. Размер: 20кб.
Входимость: 1. Размер: 14кб.
Входимость: 1. Размер: 9кб.
Входимость: 1. Размер: 18кб.
Входимость: 1. Размер: 34кб.
Входимость: 1. Размер: 8кб.
Входимость: 1. Размер: 8кб.
Входимость: 1. Размер: 24кб.
Входимость: 1. Размер: 30кб.
Входимость: 1. Размер: 27кб.
Входимость: 1. Размер: 43кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 8. Размер: 75кб.
Часть текста: быличек и бывальщин о мифологических персонажах». / Сост. С. Айвазян. — в кн.: Померанцева Э. В. Мифологические персонажи в русском фольклоре. М., 1975, с. 177—178, а также Максимов С. В. Куль хлеба. Нечистая, неведомая и крестная сила, ‹СПб., 1873—1903›, Смоленск, 1995, с. 246). В Толковом словаре В. Даля «черный» — нечистый, дьявол, черт — «олицетворение зла, враг рода человеческого, нечистый, нéкошный, черная сила, сатана, дьявол, лукавый» (Даль, 4, 597). В интерпретации славянской мифологии представителями так называемой «мифологической школы» «слово черный , противоположность которого „белому“ так резко запечатлелась в предании о Чернобоге и Белбоге, употребляется как эпитет злых духов. ‹...› С черными божествами было соединяемо все старое, безобразное, лукавое и злое; они враждебны жизни и ее нравственным основам» (Аф. I, 99, 100—101). Сказки и былички о черте Есенин знал с детства. Младшая сестра поэта А. А. Есенина вспоминала: «Жили мы по-гоголевски — с чертями, колдуньями, с приметами, поверьями» (Восп., 1, 92, см. также былички о колдунах, зеленом змее и прочей нечисти, бытовавшие в Константинове, в воспоминаниях Е. А. Есениной. Восп., 1, 39—41 и Панфилов 1, 209—232). Есенин, говоря о своей поэме, не раз обращал внимание на ее литературный источник — «Моцарта и Сальери» Пушкина (см. об этом выше, с. 696; заглавие поэмы «Черный человек» — прямая цитата из пушкинской маленькой трагедии), и тем самым подчеркивал, что в образе «черного человека» воплощены зависть и темные силы, мучающие и преследующие поэта, как пушкинского Моцарта (см. Ю. Л. Прокушев в его кн. «Сергей Есенин. Образ, стихи, эпоха», М., 1975, с. 309—310; Е. И. Наумов в его кн. «Сергей Есенин. Личность, Творчество. Эпоха», с. 219; Л. Г. ...
Входимость: 8. Размер: 41кб.
Часть текста: о литературе и искусстве С. Есенин разговаривает о литературе и искусстве 1 1919 г. Есенин неподражаемо читал свои стихи: в кругу близких, в клубах, в кафе, на бульварах. Но насколько хорошо Есенин читал стихи, настолько же плохо он говорил с эстрады. Есенин не был оратором. Говоря в общественных местах, перед посторонней публикой, он долго подыскивал нужные обороты речи, бесконечно тянул неопределенные междометия, иногда неожиданно, с силой выбрасывал отдельные слова, отдельные короткие фразы. Он интенсивно размахивал руками, стараясь помочь себе жестами. Не найдя нужного ему слова, нужного оборота речи, он часто заменял их жестикуляцией и мимикой. И, несмотря на трудности, с какими сопряжено было для него публичное выступление, он неоднократно выступал с речами: об искусстве, о своих стихах. Он учился ораторскому искусству так же, как учатся плавать: смело бросал себя, как в омут, в толпу. Но говорить перед большой аудиторией связно и плавно ему удавалось редко. Аудитория почти всегда добродушно относилась к Есенину, выступавшему с речами. Однажды он в кафе «Домино» пытался произнести речь о литературе. Он долго тянул что-то невнятное. Слушатели не выдержали, начали подсмеиваться над оратором. Послышались возгласы: – Поэт-то ты, Есенин, хороший, а говорить не умеешь! Брось! Лучше читай стихи! Есенин не докончил речи, виновато махнул рукой и сошел с эстрады. – Я не оратор. Это правда. Я не оратор, – оправдывался он, подойдя ко мне. 2 Есенин читает В....
Входимость: 7. Размер: 40кб.
Часть текста: Спас-Клепиковская второклассная церковно-учительская школа. Туда-то и решено было на семейном совете направить Есенина. Е. А. Есенина рассказывает об этом важном событии в жизни брата так: "...Однажды приехал отец из Москвы, привез гостинцев, пробыл у нас три дня и уехал. После отца мать часто ходила к соседям Поповым, что-то шила, принесла маленький сундучок и уложила туда вещи Сергея. Потом к нашей избе подъехала лошадь, вошел чужой мужик, молились богу, и мать с Сергеем уехали, оставив меня дома с соседкой. Сергей уехал учиться... в Спас-Клепики". Расположенное на берегу реки Пра старинное торговое село Спас-Клепики со всех сторон окружали знаменитые мещерские леса с непроходимыми завалами, топями и лесными озерами. Двухэтажное каменное здание школы стояло на самом краю села. Сюда осенью 1909 года приехал Есенин. Выдержав вступительный экзамен, Есенин был зачислен в школу. Поначалу чувствовал себя одиноким, тосковал по дому. Пробыв несколько дней в школьном интернате, он совершил "побег" и вернулся в родное село. "Когда отвезли в школу, - рассказывал Есенин, - я страшно скучал по бабке... и однажды убежал домой... пешком. Дома выругали и отвезли...
Входимость: 7. Размер: 145кб.
Часть текста: имеется искажение ст. 484 «Посылаются заматерелые разведчики» вместо «Посылаются замечательные разведчики», которое не вводится в свод вариантов. Черновой автограф под названием «Поэма о великом походе Емельяна Пугачова» — (РГАЛИ), без посвящения, с датой «1921. Ст. стиль — февраль — август. Новый — март — август». Первоначальное заглавие «Пугачов» густо зачеркнуто и ранее не прочитывалось. Это самый большой известный нам черновик Есенина, в котором зафиксированы разные стадии творческой работы поэта. Рукопись с вариантами по объему в четыре раза превышает окончательный текст. Отдельные строки имеют около тридцати вариантов; в процессе работы автор нередко возвращался к одному из первых. Имеются отрывки, не вошедшие в окончательный текст, а также авторские ремарки, от которых Есенин впоследствии отказался (кроме двух — в конце второй и середине восьмой главы). В начале автор строил произведение как драматическую пьесу. Доказательством этого является, например, заключительная ремарка второй главы «Занавес», а также — обозначение второй и третьей глав: «Действие второе». На следующем этапе работы Есенин обозначил восемь частей драматической поэмы цифрами. Затем две из восьми получили название: четвертая — «Происшествие на Таловом умёте» — и шестая — «В стане Зарубина» (как в основном тексте). Остальные в черновике заглавия не имели. Позже сам поэт называл восемь частей «Пугачева» главами — см. дарственную...
Входимость: 5. Размер: 77кб.
Часть текста: с эпохой 20-х годов приводит к выводу: литература в то время часто служила удобной ширмой для ЧК - ГПУ. Эта мрачная страница нашей истории когда-нибудь станет предметом специального исследования. Продолжаем наше следствие, продираясь через лживые "мемории", атрофированную память современников, патологически-трусливое поведение многих нынешних архивистов, для которых Есенин-поэт - пустой звук. На очереди понятые, подписавшие протокол милиционера Николая Михайловича Горбова. Их было трое: малоизвестный ленинградский литератор Михаил Александрович Фроман (Фракман) (1891-1940), достаточно известный поэт Всеволод Александрович Рождественский (1895-1977) и забытый критик Павел Николаевич Медведев (1891-1938). Почему они поставили свои подписи, а не кто-либо из жильцов или сотрудников "Англетера", к примеру, соседи мнимого обитателя 5-го номера? Согласитесь, правомерный вопрос (вообще, логика не в чести у защитников версии самоубийства). Личность Фромана, зятя кремлевского фотографа Моисея Наппельбаума, не раз запечатлевавшего лики Ленина, Свердлова, Дзержинского и др., весьма "вовремя" появившегося в Ленинграде для траурных съемок, окутана дымкой тайны. С его стихами и переводами можно без особого труда познакомиться, но до сих пор невозможно заполучить материалы сохранившегося архива "подписанта". Однако кое-какие черточки его внутренней жизни все-таки открылись. Жена Фромана вторым браком связала свою судьбу с Иннокентием Мемновичем Басалаевым, оставившим пространные дневники и воспоминания. В одной из его тетрадей ("Записки для себя", 1926) мы нашли такую запись о Фромане: "Главное - умеет молчать, когда его не спрашивают. <...> О нем говорят: культурный поэт. Мне он кажется похожим на большую грустную обезьяну, знающую повадки приходящих к ней друзей..." Аккуратист, систематически обязательно слушал по радио последние новости, любил копаться в книгах, возиться с котом...

© 2000- NIV