Cлово "ЛАДНЫЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J L M N O P Q R S T U V W X Y
Поиск  

Варианты слова: ЛАДНО, ЛАДНОЙ

Входимость: 5.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
4. Яр
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 5. Размер: 51кб.
Часть текста:     Из нашего, значит, села. Затем строки начаты вновь: Номер строфы Номер варианта Вариант 29—30 I Житье у них было плохое     Почти что все сорок дворов   II как в тексте. 34 I Бы‹ла›   II как в тексте. 37—38 I Но мы-то причем виноваты?   II Ну, мы их однажды слов‹или›   III Однажды мы их захватили.     Они в топоры, мы тож.   IV как в тексте. 39—40 I От звона дробящейся стали     По телу катилась дрожь.   II как в тексте. 45—46 I Потом их судили   II Потом кандалы и стража,     Дело полезло вширь.   III На нашей бурливой стачке ‹?›     Мы делу условили ширь.   IV На нашей бурливой сходке     Мы делу условили ширь. 49—52   строки написаны на полях и отмечены знаком вставки. 49 I С тех пор у н‹ас›   II как в тексте. 51—52 I Почти что три года кряду     У нас что ни осень пожар.   II Почти вся собачья стая‹?›     Как только   III Почти что три года кряду     У нас иль падеж иль пожар.   IV как в тексте. 53—54 I Такие печальные вести     Узнал   II как в тексте. 55—56 I Я в радовские предместья     Ехал с войны отдохнуть.   II как в тексте. 57—59 I Война мне всю душу изъела.     [Пустой и ненужный дала]     Свое   II Война мне всю душу изъела.     За чей-то чужой интерес     Стрелял я в мне близкое тело     И грудью на брата лез.   III как в тексте. 61—62 I Я понял, что я игрушка     В руках   II как в тексте. 63 I И твердо простившись с пушкой   II как в тексте. 66—67 I Купил себе «липу» и вот     Большую провел подготовку   II как в тексте. 69—72 I Вы...
Входимость: 4. Размер: 53кб.
Часть текста: мужики. - Мы будем жаловаться ирхирею. - Хоть к митрополиту ступайте, - ругался поп. - Задаром я вам слоняться не буду. Шли с открытыми головами к церковному старосте и просили от церкви ключи. Сами порешили с пеньем и хоругвями обойти село. Староста вышел на крыльцо и, позвякивая ключами, заорал на все горло: - Я вам дам такие ключи, сволочи!.. Думаете - вас много, так с вами и сладу нет... Нет, голубчики, мы вас в дугу согнем! - Ладно, ребята, - с кроткой покорностью сказал дед Иен, - мы и без них обойдемся. Жила на краю села стогодовалая Параня, ходила, опираясь на костыль, и волочила расшибленную параличом ногу, и видела, знала она порядки дедов своих, знала - обидели кровно крестьян, но молчала и сказать не могла, немая была старуха. Знала она, где находилась копия с бумаг. Лежала тайна в груди ее, колотила стенки дряблого закоченелого тела, но, не находя себе выхода, замирала. Проиграли мужики на суде Пасик, забилась старуха головой о стенку и с пеной у рта отдала богу душу. Разговорившись после похорон Парани о старине, некоторые вспомнили, что при падеже на скотину нужно опахивать село. Вечером на сходе об опахиванье сказали во всеуслышанье и не велели выходить на улицу и заглядывать в окна. При опахиванье, по сказам стариков, первый встречный и глянувший - колдун, который и наслал болезнь на скотину. Участники обхода бросались на встречного и зарубали топорами насмерть. В полночь старостина жена позвала дочь и собрала одиннадцать девок. Девки вытащили у кого-то с погребка соху, и дочь старосты запрягла с хомутом свою мать в соху. С пением и заговорами все разделись наголо, и только жена старосты была укутана и увязана мешками. Глаза ее были закрыты, и, очерчивая на...
Входимость: 4. Размер: 58кб.
Часть текста: что Костя покончил с собой нарочно, но отпихивала эту думу и боялась ее. Степан прилип к ней, и смерть Кости его больше обрадовала, чем опечалила. Старушка мать на Миколу пошла к обедне и заказала попу сорокоуст. Вечером на дом пришел дьякон и отслужил панихиду. - Мать скорбящая, - молился Анисим, - не отступись от меня. В седых волосах его зеленела вбившаяся трава и пестиками щекотала шею. Анисим махал над шеей рукой и думал, что его кусает муха. - Жалко, жалко, - мотал рыжей бородой дьякон, - только женили и на поди какой грех. - Стало быть, богу угодно так, - грустно и тихо говорил Анисим, с покорностью принимая горе. - Видно, на роду ему было написано. От судьбы, говориться, на коне не ускачешь. Запечалилась Наталья по сыну. Не спалось ей, не елось. - Пусти меня, Анисим, - сказала она мужу. - Нет моей мочи дома сидеть. Пойду по монастырям православным поминать новопреставленного Константина. Отпустил Анисим Наталью и пятерку на гайтан привязал. "Тоскует Наталья, - думал он, - не успокоить ей своей души. Пожалуй, помрет дома-то". Помаленьку стала собираться. Затыкала в стенку веретена свои, скомкала шерсть на кудели и привесила с донцем у бруса . Пусть, мол, как уйду, поминают. Утром, в петровское заговенье, она истопила печь, насушила жаровню сухарей и связала их в холщовую сумочку. Анна помогла ей и заботливо совала в узел, что могло понадобиться. В обеды старуха гаркнула рубившему дрова Анисиму, присела на лавку и со слезами упала перед иконами на колени. От печи пахло поджаренными пирогами, на...
4. Яр
Входимость: 3. Размер: 63кб.
Часть текста: шипела сивуха. Филипп, опоражнивая стакан, прислонял к носу хлеб и, понюхав, пихал за поросшие, как мшаниной, скулы. На крыльце залаяла собака, и по скользкому катнику заскрипели полозья. - Кабы не лес крали, - ухватился за висевшее на стенке ружье Филипп и, стукнув дверью, нахлобучил лосиную шапку. В запотевшие щеки дунуло ветром. Забрякавшая щеколда скользнула по двери и с инистым визгом стукнула о пробой. - Кто едет? - процедил его охрипший голос. - Овсянники, - кратко ответили за возами. - То-то! К кружевеющему крыльцу подбег бородатый старик и, замахав кнутовищем, указал на дорогу. - В чапыжнике , - глухо крякнул он, догоняя сивого мерина. Филипп вышел на дорогу и упал ухом на мятущие порошни. В ухо, как вата, втыкался пуховитый налет. - Идут, - позвенел он ружьем по выбоине и, не затворив крыльца, вбежал в избу. Ваньчок дремал над пустым стаканом. На пол капал огуречный сок и сливался с жилкой пролитого из махотки молока. - Эй, Фанас, - дернул его Филипп за казинетовую поддевку. - Волки пришли на свадьбу. - Никакой свадьбы не будет, - забурукал Ваньчок. - Без приданого бери да свадьбу играй. Филипп, засмехнувши, вынул из запечья старую берданку и засыпал порохом. - Волки, говорю на яру. - Ась? - заспанно заерзал Ваньчок и растянулся на лавке. Над божницей горевшая лампадка заморгала от шумовитого храпа. Филипп накинул кожух и, опоясав пороховницу, заложил в карман паклю. - Чукан, Чукан! - кликнул он свернувшуюся под крыльцом собаку и вынул, громыхая бадьей, прицепленный к притолоке нацепник. Собака, зачуяв порох, ерзала у ног и виляла хвостом. Отворил дверь и забрызгал теплыми валенками по снегу. Чукан, кусая ошейник, скулил и царапался в пострявшее в проходе ведро. Филипп свернул на бурелом и, минуя коряжник около чапыги , притулился в яме, вывороченной корнями упавшей сосны. По лещуге, шурша, проскользнул ...
Входимость: 3. Размер: 20кб.
Часть текста: когда-то исправник Любил погостить у нас. Оброки платили мы к сроку, Но - грозный судья - старшина Всегда прибавлял к оброку По мере муки и пшена. И чтоб избежать напасти, Излишек нам был без тягот. Раз - власти, на то они власти, А мы лишь простой народ. Но люди - все грешные души. У многих глаза - что клыки. С соседней деревни Криуши Косились на нас мужики. Житье у них было плохое - Почти вся деревня вскачь Пахала одной сохою На паре заезженных кляч. Каких уж тут ждать обилий, - Была бы душа жива. Украдкой они рубили Из нашего леса дрова. Однажды мы их застали... Они в топоры, мы тож. От звона и скрежета стали По телу катилась дрожь. В скандале убийством пахнет. И в нашу и в их вину Вдруг кто-то из них как ахнет! - И сразу убил старшину. На нашей быдластой сходке Мы делу условили ширь. Судили. Забили в колодки И десять услали в Сибирь. С тех пор и у нас неуряды. Скатилась со счастья вожжа. Почти что три года кряду У нас то падеж, то пожар". * Такие печальные вести Возница мне пел весь путь. Я в радовские предместья Ехал тогда...

© 2000- NIV