Cлово "ТАЛАНТЛИВЫЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J L M N O P Q R S T U V W X Y
Поиск  

Варианты слова: ТАЛАНТЛИВОГО, ТАЛАНТЛИВ, ТАЛАНТЛИВЫХ, ТАЛАНТЛИВА

Входимость: 4. Размер: 16кб.
Входимость: 4. Размер: 13кб.
Входимость: 4. Размер: 19кб.
Входимость: 3. Размер: 37кб.
Входимость: 3. Размер: 7кб.
Входимость: 2. Размер: 17кб.
Входимость: 2. Размер: 14кб.
Входимость: 2. Размер: 51кб.
Входимость: 2. Размер: 12кб.
Входимость: 2. Размер: 33кб.
Входимость: 2. Размер: 42кб.
Входимость: 2. Размер: 119кб.
Входимость: 2. Размер: 145кб.
Входимость: 2. Размер: 20кб.
Входимость: 2. Размер: 29кб.
Входимость: 2. Размер: 35кб.
Входимость: 2. Размер: 86кб.
Входимость: 1. Размер: 12кб.
Входимость: 1. Размер: 67кб.
Входимость: 1. Размер: 7кб.
Входимость: 1. Размер: 8кб.
Входимость: 1. Размер: 6кб.
Входимость: 1. Размер: 15кб.
Входимость: 1. Размер: 13кб.
Входимость: 1. Размер: 29кб.
Входимость: 1. Размер: 24кб.
Входимость: 1. Размер: 12кб.
Входимость: 1. Размер: 12кб.
Входимость: 1. Размер: 40кб.
Входимость: 1. Размер: 3кб.
Входимость: 1. Размер: 22кб.
Входимость: 1. Размер: 12кб.
Входимость: 1. Размер: 13кб.
Входимость: 1. Размер: 41кб.
Входимость: 1. Размер: 15кб.
Входимость: 1. Размер: 31кб.
Входимость: 1. Размер: 18кб.
Входимость: 1. Размер: 22кб.
Входимость: 1. Размер: 9кб.
Входимость: 1. Размер: 19кб.
Входимость: 1. Размер: 2кб.
Входимость: 1. Размер: 31кб.
Входимость: 1. Размер: 11кб.
Входимость: 1. Размер: 5кб.
Входимость: 1. Размер: 4кб.
Входимость: 1. Размер: 5кб.
Входимость: 1. Размер: 3кб.
Входимость: 1. Размер: 41кб.
Входимость: 1. Размер: 2кб.
Входимость: 1. Размер: 19кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 4. Размер: 16кб.
Часть текста: , поэтому говорить о них можно только вскользь, отдавая главным образом внимание попутчикам, которые, несмотря ни на какой свист, ни на какие улюлюкания со стороны других групп, действительно оказались единственными талантливыми и способными воспринимать биение пульса нашей эпохи. Сейчас можно смело сказать, что в беллетристике мы имеем такие имена: Всеволода Иванова, Бориса Пильняка, Вячеслава Шишкова, Михаила Зощенко, Бабеля и Николая Никитина, — которые действительно внесли клад в русскую художественную литературу. Симпатии к этим писателям в первенстве их одного перед другим могут делиться и не делиться. Пока они живы, неизвестно, кто кого перевесит, да и главное зарыто не в этом, а в том, что они появились, что они есть и каждый из них отражает революцию так, как он видит ее беспристрастными глазами художника. У нас очень много писалось о Пильняке. Одно время страшно хвалили, чуть ли не до небес превозносили, но потом вдруг ни с того ни с сего стало очень модным ругать его. «Помилуйте, — слышится из уст доморощенных критиков, — да какой же это писатель, если он в революции ничего не увидел, кроме половых органов?» Этот страшно глупый и безграмотный подход говорит только о невежестве нашей критики или о том, что они Пильняка не читали. Пильняк изумительно талантливый писатель , быть может, немного лишенный дара фабульной фантазии, но зато владеющий самым тонким мастерством слова и походкой настроений. У него есть превосходные места в его «Материалах к роману» и в «Голом годе», которые по описаниям и лирическим отступлениям ничуть не уступают местам Гоголя. Глупый критик или глупый...
Входимость: 4. Размер: 13кб.
Часть текста: ветру тощая лошаденка...". Сердце гложет плакучая дума... Ой, не весел ты, край мой родной. Эта Россия - солдаты, мужики, бабы - была вместе с ним и здесь, и тесном вагоне третьего класса. Об их судьбе, печальной, неустроенной, поэт рассказал в своей "Руси": Затомилась деревня невесточкой - Как-то милые в дальнем краю? Отчего не уведомят весточкой, - Не погибли ли в жарком бою? Сколько русских солдат забрала война! Сколько матерей не дождались своих сыновей! Сколько девичьих надежд убила война! Девушка в светлице вышивает ткани, На канве в узорах копья и кресты. Девушка рисует мертвых на поляне, На груди у мертвых - красные цветы. Эти строки - один из первых тревожных откликов поэта на войну. "Война мне всю душу изъела", - скажет он позднее в "Анне Снегиной". Как же встретил Петроград молодого рязанца? Чем жила столица в те дни, когда Есенин, сойдя с поезда, буквально прямо с вокзала, отправился разыскивать Александра Блока? Петроград жил войной. Россия жила войной. Девятого марта 1915 года Александр Блок отмечает в записной книжке: "Перемышль сдался. - Усталость. - Днем у меня рязанский парень со стихами". Документы, свидетельства современников позволяют довольно точно воссоздать общую атмосферу и важнейшие моменты первой встречи двух поэтов, встречи, которой суждено было сыграть такую важную роль во всей дальнейшей судьбе Есенина. Не случайно Есенин так настойчиво просит Блока принять его. "Александр Александрович! - обращается он к Блоку. - Я хотел бы поговорить с Вами. Дело для меня очень важное (подчеркнуто мной. - Ю.П.). Вы меня не знаете, а может быть, где и встречали по журналам мою фамилию. Хотел бы зайти часа в 4. С почтением. С. Есенин". На том коротком есенинском письме Блок после встречи записывает: "Крестьянин Рязанской губ., 19 лет. Стихи свежие, чистые, голосистые,...
Входимость: 4. Размер: 19кб.
Часть текста: свою актуальность до сих пор. «Вопросы русской литературы», 2000 г., вып. 6 (63) В. П. КАЗАРИН НЕ ВЕРЬ ГЛАЗАМ СВОИМ Злые реплики по поводу современной интерпретации «Злых заметок» Н. И. Бухарина Невозможно переоценить значение того факта, что мы наконец-то обратились к изучению своего собственного прошлого в первоисточниках. В поисках правды об этом прошлом гарантировать успех может только одно — осмысление прошлого во всей его полноте. Наконец-то получили вторую жизнь «Злые заметки» Н. И. Бухарина, опубликованные в журнале «Вопросы литературы» [1]. Предисловие А. Лациса заканчивается исполненными глубокого смысла словами: «А теперь вновь прочитаем полный текст бухаринского фельетона» [1, с. 220]. Правда, «полный текст» статьи Н. И. Бухарина в полтора раза меньше вступительной заметки А. Лациса. Факт примечательный. Неужели современный читатель не поймет без пространных комментариев работу, опубликованную 60 лет назад? (Статья написана в 1988 г.) Оказывается, нет, не поймет. Во всяком случае так, как эту работу Н. И. Бухарина понимает А. Лацис, без помощи последнего понять мудрено. «В те времена в печати не мямлили» [1, с. 216], — замечает А. Лацис по поводу достаточно резких слов и оценок автора «Злых заметок»: «шовинистическое свинство» (вместе с выделенным это о стихотворении П. Дружинина), «гнилое» (это об искусстве А. Вертинского), уровень «национальной гордости» мещанина «поквалифицированнее» (это о поэзии Ф. И. Тютчева), «гениальный пьяница» (это о П. Верлене), «отвратительная напудренная и нагло раскрашенная», «гнусная» «российская матерщина» (это о «есенинщине»), тронул молодежь в ...
Входимость: 3. Размер: 37кб.
Часть текста: ребята озорные и отчаянные. Трех с половиной лет они посадили меня на лошадь без седла и сразу пустили в галоп. Я помню, что очумел и очень крепко держался за холку. Потом меня учили плавать. Один дядя (дядя Саша) брал меня в лодку, отъезжал от берега, снимал с меня белье и, как щенка, бросал в воду. Я неумело и испуганно плескал руками, и, пока не захлебывался, он все кричал: «Эх, стерва! Ну куда ты годишься?» «Стерва» у него было слово ласкательное. После, лет восьми, другому дяде я часто заменял охотничью собаку, плавая по озерам за подстреленными утками. Очень хорошо я был выучен лазить по деревьям. Из мальчишек со мной никто не мог тягаться. Многим, кому грачи в полдень после пахоты мешали спать, я снимал гнезда с берез, по гривеннику за штуку. Один раз сорвался, но очень удачно, оцарапав только лицо и живот да разбив кувшин молока, который нес на косьбу деду. Средь мальчишек я всегда был коноводом и большим драчуном и ходил всегда в царапинах. За озорство меня ругала только одна бабка, а дедушка иногда сам подзадоривал на кулачную и часто говорил бабке: «Ты у меня, дура, его не трожь! Он так будет крепче». Бабушка любила меня изо всей мочи, и нежности ее не было границ. По субботам меня мыли, стригли ногти и гарным маслом гофрили голову, потому что ни один гребень не брал кудрявых волос. Но и масло мало помогало. Всегда я орал благим матом...
Входимость: 3. Размер: 7кб.
Часть текста: критик и народный комиссар уже неоднократно бросает в нас подобными голословными фразами, центр<альный> ком<итет> имаж<инистского> ордена считает нужным предложить: 1. Наркому Луначарскому — или прекратить эту легкомысленную травлю целой группы поэтов-новаторов, или, если его фраза не только фраза, а прочное убеждение, — выслать нас за пределы Советской России, ибо наше присутствие здесь в качестве шарлатанов и оскорбительно для нас, и не нужно, а может быть, и вредно для государства. 2. Критику же Луначарскому — публичную дискуссию по имажинизму, где в качестве компетентных судей будут приглашены проф. Шпет, проф. Сакулин и др. представители науки и искусства. Мастера ЦК ордена имажинистов Есенин . Мариенгоф. Шершеневич. Примечания 18. Письмо в редакцию журнала «Печать и революция» . До 15 сентября 1921 г. (с. 242). — ПиР, 1921, № 2, с. 248—249. Печатается по первой публикации. Подлинник письма неизвестен. Вариант текста этого письма, предназначавшийся для журн. «Книга и революция» (см. о нем в коммент. к предыдущему документу) имеет следующие отличия от опубликованного: 1) начало первого абзаца изложено так: «В книге первой „ПЕЧАТЬ И РЕВОЛЮЦИЯ“ А. В. Луначарский назвал имажинистов „шарлатанами, которые желают морочить публику“. Ввиду того, что вышеназванный Нарком и критик...»; 2) второй абзац заканчивается словами: «...и оскорбительно для нас и совершенно не нужно государству»; 3) начало третьего абзаца имело вид: «Критику Луначарскому...»; 4) в подписи вместо «Мастера ЦК» значилось: «Мастера Центр. Комитета». Датируется на ...

© 2000- NIV