Cлово "ОСТРЫЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J L M N O P Q R S T U V W X Y
Поиск  

Варианты слова: ОСТРЫЕ, ОСТРО, ОСТРЫХ, ОСТРЕЕ, ОСТРЫМ

Входимость: 9.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 9. Размер: 86кб.
Часть текста: Есенин встречался с Кировым и Фрунзе осенью 1924 года в Баку на вечере в честь приезда именитого военачальника [1]. Однако в настоящее время выяснилось, что Фрунзе до 1925 года с Есениным не встречался. В этом можно убедиться из «Летописи жизни и творчества Сергея Есенина», где такое событие не зафиксировано [2]. Но это не значит, что встречи не было, просто Чагину в этом случае, вольно или невольно, изменила память. А встреча, которой он был свидетель, могла состояться только в один из дней 17-19 апреля 1925 года, когда Фрунзе действительно приезжал в Баку [3]. Есенин в это время уже находился в Баку, и незадолго перед этим в редакции «Бакинского рабочего» он познакомился с Кировым 1 , тогда первым секретарем ЦК Азербайджана. Существует и художественное описание событий, связанных с визитом Фрунзе в Баку современного азербайджанского автора [4], хотя трудно сказать, что там документально, а что относится к вымыслу. Например, сообщается, что вместе с Фрунзе приехали его адъютант Сиротинский и его заместитель Ворошилов. Но судя по воспоминаниям А. К. Воронского, он тоже вместе с Фрунзе был в те дни в Баку [5, с. 71]. И его воспоминания существенно отличаются от рассказов, как Киров и Чагин заботились о Есенине в Баку: «Ранней весной 1925 года мы встретились в Баку. Есенин собирался в...
Входимость: 4. Размер: 38кб.
Часть текста: (ПРИЛОЖЕНИЯ) НЕИЗВЕСТНЫЕ ВОСПОМИНАНИЯ О ПОЭТЕ Августа Миклашевская "МЫ ВИНОВАТЫ ПЕРЕД НИМ" [ 105 ] Сложное это было время, бурное, противоречивое... Во всех концах Москвы - в клубах, в кафе, в театрах - выступали поэты, писатели, художники, режиссеры самых разнообразных направлений. Устраивались бесконечные диспуты. Было в них и много надуманного и нездорового. Сложная была жизнь и у Сергея Есенина - и творческая, и личная. Все навязанное, наносное столкнулось с его настоящей сущностью, с настоящим восприятием всего нового для него, и тоже бурлило и кипело... Познакомила меня с Есениным актриса Московского Камерного театра Анна Борисовна Никритина, жена известного в то время имажиниста Анатолия Мариенгофа. Мы встретили поэта на улице Горького (тогда Тверской). Он шел быстро, бледный, сосредоточенный... Сказал: "Иду мыть голову. Вызывают в Кремль". У него были красивые волосы - пышные, золотистые. На меня он почти не взглянул. Это было в конце лета 1923 года, вскоре после его возвращения из поездки за границу с Дункан. С Никритиной мы работали в Московском Камерном театре. Помню, как Никритина появилась у нас в театре. Она приехала из Киева. Она очень бедно была одета. Черная юбочка, белая сатиновая...
Входимость: 4. Размер: 80кб.
Часть текста: (И. Дойчер, Н. Васецкий, Д. Волкогонов и др.). Почти все они под флером академической объективности реанимируют труп главного революционного палача, бесконечно комментируют его бредовые прожекты мирового пожара (идея "перманентной революции", заимствованная у торговца отечеством, агента кайзеровской Германии Гельфанда-Парвуса). Давно стало общим местом наблюдение, что облеченные властью тираны и диктаторы нередко баловались искусством. (Ленин питал слабость к музыке, Сталин - к стихам, Гитлер - к живописи.) Троцкий, в молодости переводивший на украинский язык басни Крылова, мнил себя большим эстетом в литературе. Некоторые его оценки творчества современников самостоятельны, не лишены наблюдательности и лихости ума. Например, он не принял натужно-уличной крикливости Маяковского, несмотря на весь его революционный пафос. Но Троцкий еще в детстве "ушибся" социологией и политикой - эта болезнь постоянно давала себя знать при анализе тончайших явлений литературы. "Стиль - это класс, - пишет он, - и не только в художестве, но прежде всего в политике"....
Входимость: 4. Размер: 86кб.
Часть текста: Москву. Долгое время мы мало знали о детстве и юности поэта. Множество статей, заметок, воспоминаний о Есенине было напечатано у нас и за рубежом; из них лишь отдельные были посвящены раннему периоду его жизни. В них обычно подчеркивалось влияние религиозно настроенных людей на молодого Есенина, а то и прямо говорилось о "церковно-мистической закваске", полученной юным поэтом. Объяснялось все это тем, что Есенин-де серьезно нигде не учился, литературу знал понаслышке, воспитывался в религиозной среде и приехал в 1915 году в Петроград этаким наивным, идиллически настроенным деревенским пареньком, влюбленным в красоту патриархальной сельской жизни. Одним из первых в этом фальшивом хоре "почитателей" поэзии Есенина раздался в свое время голос декадентской поэтессы 3. Гиппиус. Вскоре после приезда молодого поэта в Петроград она выступила в журнале "Голос жизни" под псевдонимом Роман Аренский со статьей о Есенине, озаглавленной довольно претенциозно "Земля и камень". Салонную поэтессу больше всего умиляло, что "желтоволосый и скромный" паренек из Рязанской губернии сочиняет свои "земляные" стихи при полном "отсутствии прямой, непосредственной связи с литературой". Вслед за Гиппиус другие литературные "знаменитости" тогдашнего Петрограда вкупе с некоторыми рецензентами первой книги Есенина "Радуница", изданной в начале 1916 года, в какой-то мере способствовали рождению мифа о поэте, чуждом каких-либо литературных традиций и современной культуры. Один из рецензентов писал по поводу книги "Радуница": "Соблазны культуры почти ничем еще не задели ясной души "Рязанского Леля". Он поет свои звонкие песни легко, просто, как поет жаворонок... "Микола", открывающий сборник, весь пронизан красотою кристально чистой, детски...
Входимость: 3. Размер: 18кб.
Часть текста: ты, отчий дом) x x x (О матерь божья) x x x (О пашни, пашни, пашни) x x x (Нивы сжаты, рощи голы) x x x (Я по первому снегу бреду) x x x (О верю, верю, счастье есть!) x x x (Песни, песни, о чем вы кричите?) x x x (О муза, друг мой гибкий) БАБУШКИНЫ СКАЗКИ x x x (Снег, словно мед ноздреватый) ЛЕБЕДУШКА x x x (К теплому свету, на отчий порог) x x x (Есть светлая радость под сенью кустов) x x x (Не от холода рябинушка дрожит) x x x (Заря над полем - как красный тын) x x x (Небо ли такое белое) РАЗБОЙНИК x x x (Свищет ветер под крутым забором) О РОДИНА! x x x Нощь и поле, и крик петухов... С златной тучки глядит Саваоф. Хлесткий ветер в равнинную синь Катит яблоки с тощих осин. Вот она, невеселая рябь С журавлиной тоской сентября! Смолкшим колоколом над прудом Опрокинулся отчий дом. Здесь все так же, как было тогда, Те же реки и те же стада. Только ивы над красным бугром Обветшалым трясут подолом. Кто-то сгиб, кто-то канул во тьму, Уж кому-то не петь на холму. Мирно грезит родимый очаг О погибших во мраке плечах. Тихо-тихо в божничном углу, Месяц месит кутью на полу... Но тревожит лишь помином тишь Из запечья пугливая мышь. <1917> x x x О край дождей и непогоды, Кочующая тишина, Ковригой хлебною под сводом Надломлена твоя луна. За перепаханною нивой Малиновая лебеда. На ветке облака, как слива, Златится спелая звезда. Опять дорогой верстовою, Наперекор твоей беде, Бреду и чую яровое По голубеющей воде. Клубит и пляшет дым болотный... Но и в кошме певучей тьмы Неизреченностью животной Напоены твои холмы. <1917> x x x Колокольчик среброзвонный, Ты поешь? Иль сердцу снится? Свет от розовой иконы На златых моих ресницах. Пусть не я тот нежный отрок В голубином крыльев плеске, Сон мой радостен и кроток О нездешнем перелеске. Мне не нужен вздох могилы, Слову с тайной не обняться. Научи, чтоб можно было Никогда не просыпаться. <1917> x x x Не напрасно дули ветры, Не напрасно шла гроза....

© 2000- NIV