Cлово "ГЕРМАНИЯ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J L M N O P Q R S T U V W X Y
Поиск  

Варианты слова: ГЕРМАНИИ, ГЕРМАНИЮ, ГЕРМАНИЕЙ

Входимость: 8.
Входимость: 8.
Входимость: 6.
Входимость: 5.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 8. Размер: 44кб.
Часть текста: были пронумерованы адресатом в хронологическом порядке (подробнее см. наст. изд., т. 6, с. 243). Из них ныне известны письма с № 1, 2, 6, 8, 9, 13, 16, 17, а также еще одно письмо ноября 1912 г. (п. 13; наст. изд., т. 6, с. 23), первый лист которого (вместе с проставленным на нем номером) утрачен. Хронологические рамки написания неизвестных есенинских писем с №№ 3—5 (в нумерации Г. Панфилова) определяются, с одной стороны, исходя из времени отправки письма под № 2 (7 июля 1911 г.; см. наст. изд., т. 6, с. 252); с другой стороны, по содержанию письма под № 6, где описываются события конца первой и второй декад июля 1912 г. как неизвестные адресату (подробнее см. наст. изд., т. 6, с. 259—262). 6. Г. А. Панфилову. Москва, авг. 1912 г. Возможно, это письмо (рассматриваемое здесь как обозначенное адресатом под № 7) сопровождало посланные Есениным другу проспекты изданий, распространяемых книготорговым товариществом «Культура»; в письме, помеченном Панфиловым номером 8, об этом говорится так: «Дорогой Гриша <...> Проспекты я тебе уже отослал до твоей просьбы...» (наст. изд., т. 6, с. 15; о его датировке см. там же, с. 264—265). 7. М. П....
Входимость: 8. Размер: 25кб.
Часть текста: «Альциона» (не выходила). В течение месяца. Читает отрывки из «Пугачева» А. Б. Мариенгофу. Апрель, 14. Газета «Известия ВЦИК» публикует письмо А. В. Луначарского, в котором высказывается негативная оценка творчества и методов издательской деятельности имажинистов. - до 16. В письме А. М. Сахарову просит адресата заняться изданием книги «Ржаные кони», включив в нее только стихотворения. - 16. Выезжает из Москвы в Туркестан. Апрель, конец-май, начало. Находится в Самаре. Пишет письмо А. Б. Мариенгофу, сообщая об увиденном в пути и о длительной остановке в Самаре. Май, 5. Делает дарственные надписи на книгах «Исповедь хулигана» и «Трерядница» С. Д. Балухатому. - до 6. В читинском издательстве «„Скифы“ на Дальнем Востоке» отдельной книгой выходит «Исус Младенец». - 8 или 9. Выезжает из Самары в Ташкент через Оренбург, Челкар, Казалинск. - 12 или 13. Приезжает в Ташкент. Встречается с А. В. Ширяевцем и другими ташкентскими литераторами. - 25. Творческий вечер Есенина в Туркестанской Публичной библиотеке. - 27 или 28. Читает «Пугачева» на квартире В. И. Вольпина. В течение месяца. В письме Иванову-Разумнику высказывает свои мысли о словесной форме, поэтическом творчестве и произведениях современных поэтах (письмо не было отправлено адресату). -В журнале «Знамя» - статья «Быт и искусство (Отрывок из книги „Словесные орнаменты“)» и «Песнь о хлебе». Май, 30-июнь, 2. Выезжает из Ташкента в Самарканд и находится в этом городе. Июнь, 3. Выезжает из Самарканда в Ташкент. В тот же день отбывает в Москву. - до 10. Возвращается в Москву. - в ночь с 10 на 11. Акция имажинистов - расклейка и распространение листовки «Всеобщая мобилизация» на улицах Москвы с приглашением «искателей и зачинателей нового искусства» собраться 12 июня на Театральной площади для...
Входимость: 6. Размер: 20кб.
Часть текста: не получил адекватного разрешения.  Сохранившиеся свидетельства, например, Чагина, «бакинского друга» Есенина, рисуют такую картину: «Есенин сидит, углубившись в том избранных произведений Маркса, который он извлек из множества книг моей библиотеки. <…> я поинтересовался тем, что же он читает. – Да я уже вычитал из вступительной статьи замечательные вещи, – сказал он. – Как здорово относился Маркс к Генриху Гейне! Вот как надо обращаться с поэтами!» [8]. Еще один «друг», на сей раз ленинградский поэт Эрлих, пересказывает суждение Есенина о других поэтах и их стихах: «Все они думают так: вот – рифма, вот – размер, вот – образ, и дело в шляпе. Мастер. Черта лысого – мастер! Этому и кобылу научить можно! Помнишь „Пугачева“? Рифмы какие, а? Все в нитку! Как лакированные туфли блестят! Этим меня не удивишь. А ты сумей улыбнуться в стихе, шляпу снять, сесть – вот тогда ты мастер!.. – Они говорят – я от Блока иду, от Клюева. Дурачье! У меня ирония есть. Знаешь, кто мой учитель? Если по совести... Гейне – мой учитель! Вот кто!» [9, с. 194]. Нетрудно видеть, что коммунист Чагин о Гейне упоминает «по должности» лишь в связи с Марксом. Эрлих, скорее всего и сам был поклонником Гейне, и вероятно, не только как поэта, но и как соплеменника. В другом месте воспоминаний Эрлих приводит пожелание Есенина, адресованное ему: «Ты должен стать русским Гейне!». Есть и другие свидетельства мемуаристов, знавших поэта. Например, Ройзман запомнил слова Есенина: « – Многие считают, что на меня влиял Клюев, – произнес он не то с упреком, не то с сожалением. – А сейчас читаю Гейне и чувствую – родная душа!» [3, с. 42]. Более того, Ходасевич в интересе к Гейне уличает и Клюева, когда навестил его с визитом: «Клюев сидел на тахте, при воротничке и галстуке, и читал...
Входимость: 5. Размер: 21кб.
Часть текста: и сам выбрал место с крохотным жалованьем в типографии, рассчитывая здесь печатать свои стихотворения. В корректорской никто из сотрудников его поэтом не признаёт (ещё бы, они готовят к изданию произведения великих русских поэтов!), а редакции газет и журналов, где юноша показывает свои стихи, отказываются их публиковать. За строптивый характер работники типографии невзлюбили Сергея. Полюбила его только 22-летняя корректор Анна Изряднова. В выходные дни они вместе ходят на занятия в университет Шанявского, много говорят о поэзии, литературе. После работы Есенин провожает Анну до дома во 2-м Павловском переулке, а потом возвращается на Серпуховку, где живёт с отцом в небольшой комнате. Подружился Есенин с рабочими-печатниками. Ему нравились их смелые разговоры о свободе, равенстве и братстве, и он, не зная истинных планов вожаков революции, подписал письмо известному рабочему, члену Государственной Думы Роману Малиновскому в поддержку свержения самодержавия революционным путём. Откуда было знать Есенину, что часть партийных рабочих вожаков являются сексотами (секретными сотрудниками) царской охранки, выдают планы своих товарищей, получая за это огромные гонорары. И не случайно. С разоблачёнными предателями революционеры расправлялись жестоко: их расстреливали. Таким сексотом как раз и был Роман Малиновский, получавший каждый месяц не менее 700 рублей. Для сравнения, при царе губернатор получал 500 рублей, а самый квалифицированный мастер - около 150 рублей... Малиновский немедленно сообщил своим хозяевам о полученном письме, и полиция бросилась искать подписантов. К концу 1913 года филёры установили человека, подписавшего письмо фамилией "Есенин", и в комнате у...
Входимость: 4. Размер: 80кб.
Часть текста: вышло немало книг о Троцком - этом "демоне революции" (И. Дойчер, Н. Васецкий, Д. Волкогонов и др.). Почти все они под флером академической объективности реанимируют труп главного революционного палача, бесконечно комментируют его бредовые прожекты мирового пожара (идея "перманентной революции", заимствованная у торговца отечеством, агента кайзеровской Германии Гельфанда-Парвуса). Давно стало общим местом наблюдение, что облеченные властью тираны и диктаторы нередко баловались искусством. (Ленин питал слабость к музыке, Сталин - к стихам, Гитлер - к живописи.) Троцкий, в молодости переводивший на украинский язык басни Крылова, мнил себя большим эстетом в литературе. Некоторые его оценки творчества современников самостоятельны, не лишены наблюдательности и лихости ума. Например, он не принял натужно-уличной крикливости Маяковского, несмотря на весь его революционный пафос. Но Троцкий еще в детстве "ушибся" социологией и политикой - эта болезнь постоянно давала себя знать при анализе тончайших явлений литературы. "Стиль - это класс, - пишет он, - и не только в художестве, но прежде...

© 2000- NIV