Cлово "ОТЪЕЗД"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J L M N O P Q R S T U V W X Y
Поиск  

Варианты слова: ОТЪЕЗДА, ОТЪЕЗДОМ, ОТЪЕЗДУ, ОТЪЕЗДЕ

Входимость: 6.
Входимость: 6.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 6. Размер: 44кб.
Часть текста: 1911 г. «Скоро уже июнь, а я все еще томлюсь в этой тюрьме и не дождусь, когда распустят» (фрагмент письма приводит в своих записях В. В. Ушаков — РИАМЗ, научный архив, № 2659; записи датированы: «22/II-1926 г.»; см. также: Хроника, 1, 29). 2. К. П. Воронцову. Спас-Клепики, до 10 мая 1912 г. «...не разобрал твоего письма и думал по догадкам, что ты уехал домой. Я писал тебе туда...» (из письма К. П. Воронцову, 10 мая 1912 г.). 3—5. Г. А. Панфилову. Константиново (?), после 7 июля 1911 г. — вторая декада июля 1912 г. Установлено, что семнадцать писем Есенина Г. Панфилову 1911—1912 гг. были пронумерованы адресатом в хронологическом порядке (подробнее см. наст. изд., т. 6, с. 243). Из них ныне известны письма с № 1, 2, 6, 8, 9, 13, 16, 17, а также еще одно письмо ноября 1912 г. (п. 13; наст. изд., т. 6, с. 23), первый лист которого (вместе с проставленным на нем номером) утрачен. Хронологические рамки написания неизвестных есенинских писем с №№ 3—5 (в нумерации Г. Панфилова) определяются, с одной стороны, исходя из времени отправки письма под № 2 (7 июля 1911 г.; см. наст. изд., т. 6, с. 252); с другой стороны, по содержанию письма под № 6, где описываются события конца первой и второй декад июля 1912 г. как неизвестные адресату (подробнее см. наст. изд., т. 6, с. 259—262). 6. Г. А. Панфилову. Москва, авг. 1912 г. Возможно, это письмо (рассматриваемое здесь как обозначенное адресатом под № 7) сопровождало посланные Есениным другу проспекты изданий, распространяемых книготорговым товариществом «Культура»; в письме, помеченном Панфиловым номером 8, об этом говорится так: «Дорогой Гриша <...> Проспекты я тебе уже отослал до твоей просьбы...» (наст. изд., т. 6, с. 15; о его датировке см. там же, с. 264—265). 7. М. П. Бальзамовой. Москва, 16 сент. 1912 г....
Входимость: 6. Размер: 24кб.
Часть текста: сплошное Баку, внутри Захер-Менский, если повенчать его на Серпинской. Вот что, душа моя! Слышал я, что ты был в Москве. Мне оч<ень> бы хотелось знать кой-что о моих делах. Толя мне писал, что Кожеб<аткин> и Айзенш<тат> из магазина выбыли. Мне интересно, на каком полозу теперь в нем я, ибо об этом в письме он по рассеянности забыл сообщить. Сандро, Сандро! Тоска смертная, невыносимая, чую себя здесь чужим и ненужным, а как вспомню про Россию, вспомню, что там ждет меня, так и возвращаться не хочется. Если б я был один, если б не было сестер, то плюнул бы на все и уехал бы в Африку или еще куда-нибудь. Тошно мне, законному сыну российскому, в своем государстве пасынком быть. Надоело мне это блядское снисходительное отношение власть имущих, а еще тошней переносить подхалимство своей же братии к ним. Не могу! Ей-Богу, не могу. Хоть караул кричи или бери нож да становись на большую дорогу. Теперь, когда от революции остались только хуй да трубка, теперь, когда там жмут руки тем и лижут жопы, кого раньше расстреливали, теперь стало очевидно, что мы и были и будем той сволочью, на которой можно всех собак вешать. Слушай, душа моя! Ведь и раньше еще, там в Москве, когда мы к ним приходили, они даже стула не предлагали нам присесть. А теперь — теперь злое уныние находит на меня. Я перестаю понимать, к какой революции я принадлежал....
Входимость: 4. Размер: 73кб.
Часть текста: переехал к старшему брату в Баку, работал в Баккоммунхозе. В январе 1923 года направлен в Персию (Иран) секретарем смешанного русско-персидского акционерного общества "Шарк" (<Восток>) по закупкам шерсти и хлопка. А на следующий год работал уже комендантом Советского посольства в Тегеране и возил дипломатическую почту. В Персии находился до 1928 года, а затем возвратился в Баку, где и прожил до конца своей жизни. Работал в органах НКВД, в объединении "Азнефть" начальником отдела информации и пропаганды, в управлении шоссейных дорог "Ушосдоре" на разных должностях, а с 1954 года - заместителем директора Карадагского цементно-гипсового комбината. Постоянно проживал по ул. Мясникова (ныне ул. Т. Алиярбекова), д. 9, кв. 38. Похоронен в городе Баку. Мемуары В.И. Болдовкина не озаглавлены и не датированы. Название дано публикаторами. Машинописный текст воспоминаний, подписанный автором, был предоставлен в свое время вдовой Болдовкина - Агриппиной Ивановной Болдовкиной (автограф неизвестен). Полностью воспоминания не публиковались. Ссылка на них имеется в комментариях к Собранию сочинений в шести томах (Т. 6, М., 1980, с. 372). Отрывки воспоминаний были еще опубликованы Я. Садовским в статье "Рядом с Есениным", - газ. "Советская культура". М., 1978, 10 окт., № 81 и Г. Шипулиной в статьях "Зарождение Персидских мотивов" - газ. "Баку", 1991, 24 сентября, № 184; "И чувствую сильней простое слово: друг". - "Тропы к Есенину". Специальный выпуск газ. "Молодежный курьер". Рязань, 1991, 26 декабря, № 76; "И Орел был в его судьбе". - газ. "Русский язык". Баку, 1991, 30 декабря, № 13. Н.К. Вержбицкий, Н.П. Стор, С.А. Есенин, М.С. Тарасенко, Л.И. Повицкий. Декабрь, 1924. Батум Был март 1924 года 1) . Вот уже несколько дней, как я приехал в Баку из Тегерана, где пробыл с января 1923 года. Что лучше дома? Что лучше...
Входимость: 4. Размер: 85кб.
Часть текста: есенинское наименование другой поэмы — «Поэма о великом походе Емельяна Пугачева». Песнь о великом походе (с. 116) — З. Вост., 1924, 14 сент., № 677; журн. «Октябрь», М., 1924, № 3 ‹сент.-окт.›, с. 149—155; журн. «Звезда», Л., 1924, № 5 ‹ноябр.›, с. 5—18; Р. сов. ‹дек. 1924›; Есенин Сергей. Песнь о великом походе, М.—Л., 1925. Печатается по наб. экз. (вырезка кн. «Песнь о великом походе») с исправлениями по всем другим источникам ст. 183 «Человечий язык» вместо «Человеческий язык»; ст. 268—269 «Ни ногатой вас не взять, / Ни рязанами» вместо «Ни ноготой вас не взять, / Ни рязанами»; ст. 284 «Ну и как же тут злобу» вместо «Ну и как же ту злобу»; ст. 345 «Не вожак, а соцкий» вместо «Не вожак, а сотский», ст. 403 «Без огней не спит» вместо «Без огня не спит» и ст. 525 «На заре, заре» вместо «На заре, на заре». Пунктуация и графическое деление текста уточнено по авторским пометам в списке В. И. Эрлиха. В наб. экз., корректуре и Собр. ст. поэма не датирована. Датируется по черновому автографу, списку, выполненному В. И. Эрлихом, и авторизованным публикациям: «Июль, 1924 г. Ленинград». Известно два рукописных источника. Черновой автограф с приложением фотокопии оборота 12-го листа, без заглавия, дата — «Июль 924» (ИМЛИ). Композиционно при помощи отбивки звездочками текст поэмы разделен на две части (два сказа), выполненные разновременно. Концовка каждого сказа (10 ст.) также выделена звездочками. Первая часть, повествующая о Петре (ст. 1—211 и 212—231), выполнена простым карандашом. Вторая, о современности, начата с новой страницы — ст. 232—544 — чернилами и ст. 545—572 — заключение — химическим карандашом. Автограф написан на квартире В. И. ...
Входимость: 4. Размер: 52кб.
Часть текста: собственные баржи, и каждый стал сам себе хозяин. Дедушка со своими баржами был очень счастлив. Удача ходила за ним следом. Дом его стал полной чашей. Семья его состояла из трех сыновей и одной дочери (нашей матери). В доме был работник и работница, хлеба своего хватало всегда до нови. Лошади и сбруя были лучшие в селе. В начале весны дедушка уезжал в Питер и плавал на баржах до глубокой осени. По обычаю, мужикам, возвращающимся домой с доходом, полагалось благодарить Бога, и церковь наша получала от них различную утварь: подсвечники, ковры, богатые иконы – все эти вещи мужики покупали в складчину. Дедушка был очень щедрым на пожертвования и за это был почитаем духовенством. В благодарность Богу за удачное плавание дедушка поставил перед своим домом часовню. У иконы Николая Чудотворца под праздники в часовне всегда горела лампада. После расчета с Богом у дедушки полагалось веселиться. Бочки браги и вино ставились около дома. – Пейте! Ешьте! Веселитесь, православные! – говорил дедушка. – Нечего деньгу копить, умрем...

© 2000- NIV