Cлово "ОТВЕТ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J L M N O P Q R S T U V W X Y
Поиск  

Варианты слова: ОТВЕТА, ОТВЕТОВ, ОТВЕТЫ, ОТВЕТОМ

Входимость: 14.
Входимость: 10.
Входимость: 9.
Входимость: 9.
Входимость: 8.
Входимость: 7.
Входимость: 6.
Входимость: 6.
Входимость: 6.
Входимость: 6.
Входимость: 6.
Входимость: 6.
Входимость: 6.
Входимость: 6.
Входимость: 6.
Входимость: 5.
Входимость: 5.
Входимость: 5.
Входимость: 5.
Входимость: 5.
Входимость: 5.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 14. Размер: 96кб.
Часть текста: П.Фокин) - ознакомительный фрагмент Н. Д. Вольпин. Свидание с другом. Часть первая. Береги огонь (1919–1920) Часть первая Береги огонь (1919–1920) Я все о том же. Все в котомке Воспоминаний горький хлеб. Белый и «зеленые» Итак, наша молодежная группа при Союзе поэтов оформлена. Назвались «Зеленой мастерской». «Сейчас, – поясняет Яков Полонский, – иначе нельзя: куда-нибудь в Малаховку и тo не проедешь. А тут – выписал командировку, пришлепнул печать и езжай хоть в Кемь!» В группе, кроме самого Полонского, студента-медика, трогательно влюбленного в поэзию (он и сам пишет стихи, даже выпустил в свет сборничек «Вино волос»), числятся: молчаливый и зябкий Захар Хацревин (для меня он брат двух прехорошеньких девочек-малышек, учившихся, как и я, в гимназии Н. П. Хвостовой), талантливая Наталья Кугушева (в прошлом княжна Кугушева) – горбатенькая, с красивым лицом, длинными стройными ногами (они показывали, какой ее задумала природа), синими печальными глазами и чуть приглушенным чарующим голосом. Через четыре года она выйдет замуж за прозаика из «Кузницы» Михаила Сивачева (кузнец и княжна!). А в 1957 году я с горечью узнаю, что давняя моя подруга, уже овдовев, лишилась зрения. Назовем еще Евгения Кумминга (тоже брат «хвостовки»): весьма деловитый и, как мы полагали, безусловно одаренный юноша. И, наконец, тот, кого назвать бы в первую голову, кто прочнее нас всех войдет в литературу: младший друг Кумминга и его подопечный – Веня Зильбер. В группе он всех моложе. Веню мы снисходительно поучали, разбирая его стихи, что у него несомненно есть...
Входимость: 10. Размер: 13кб.
Часть текста: "НЕУЖЕЛИ ЭТО ВСЕ ПРАВДА?" [ 79 ] <...> В двадцать пятом году Устинов появился в Ленинграде, но на более продолжительный срок, о чем он мне сразу же и заявил. Пришлось устраивать его где-либо, помимо нашей квартиры, хотя и очень обширной, так как мужу моему становилось все хуже и хуже. И я устроила его в одной из ленинградских гостиниц, что также было весьма трудно, ввиду полного отсутствия в тот момент каких-либо [свободных] жилых помещений. Вслед за ним появился вскоре и Есенин, которого я также устроила в той же гостинице [ 80 ], благодаря знакомству с одним из ее сотрудников - большому [любителю] литературы и искусства. О приезде Есенина Устинов сообщил мне с несказанной радостью, и дня через два-три они вместе пришли к нам. Пришли оба сильно выпившие, но Устинов, как всегда, корректный и культурный, Есенин, наоборот, развязный и даже наглый... [ 81 ] Устинов успокаивал расходившегося "Сереженьку", но ничего не выходило, и все, что взбрело в тот момент в одурманенную голову поэта, он нам и преподносил, ни с кем и ни с чем не считаясь. Все это было настоящим и пошлым бахвальством. В конце концов я не вытерпела и после его выкрика: "Я бог!", "Я всё. Вы все ничтожества!" - я сильно и неожиданно для себя самой схватила Есенина за руку... и... выкинула его за дверь, закрыв се за собой. Устинов как-то съежился и просящим голосом начал уговаривать меня "пустить Сереженьку обратно". Я не соглашалась, мотивируя свой отказ [тем], что ему, Сереженьке, надо прийти в себя. И действительно, неожиданное положение, в котором Есенин очутился, сразу привело его в себя и протрезвило. И он вошел к нам обратно тихим и спокойным, - как ни в чем не бывало. В этот вечер после ужина Есенин много читал нам. Читал прекрасно, вдохновенно, незабываемо. Дни шли... Устинов появлялся...
Входимость: 9. Размер: 44кб.
Часть текста: бумаги ПИСЬМА И ДЕЛОВЫЕ БУМАГИ 1. К. П. Воронцову. Спас-Клепики, май 1911 г. «Скоро уже июнь, а я все еще томлюсь в этой тюрьме и не дождусь, когда распустят» (фрагмент письма приводит в своих записях В. В. Ушаков — РИАМЗ, научный архив, № 2659; записи датированы: «22/II-1926 г.»; см. также: Хроника, 1, 29). 2. К. П. Воронцову. Спас-Клепики, до 10 мая 1912 г. «...не разобрал твоего письма и думал по догадкам, что ты уехал домой. Я писал тебе туда...» (из письма К. П. Воронцову, 10 мая 1912 г.). 3—5. Г. А. Панфилову. Константиново (?), после 7 июля 1911 г. — вторая декада июля 1912 г. Установлено, что семнадцать писем Есенина Г. Панфилову 1911—1912 гг. были пронумерованы адресатом в хронологическом порядке (подробнее см. наст. изд., т. 6, с. 243). Из них ныне известны письма с № 1, 2, 6, 8, 9, 13, 16, 17, а также еще одно письмо ноября 1912 г. (п. 13; наст. изд., т. 6, с. 23), первый лист которого (вместе с проставленным на нем номером) утрачен. Хронологические рамки написания неизвестных есенинских писем с №№ 3—5 (в нумерации Г. Панфилова) определяются, с одной стороны, исходя из времени отправки письма под № 2 (7 июля 1911 г.; см. наст. изд., т. 6, с. 252); с другой стороны, по содержанию письма под № 6, где описываются события конца первой и второй декад июля 1912 г. как неизвестные адресату (подробнее см. наст. изд., т. 6, с. 259—262). 6. Г. А. Панфилову. Москва, авг. 1912 г. Возможно, это письмо (рассматриваемое здесь как обозначенное адресатом под № 7) сопровождало посланные Есениным другу проспекты изданий, распространяемых книготорговым товариществом «Культура»; в письме, помеченном Панфиловым номером 8, об этом говорится так: «Дорогой Гриша <...> Проспекты я тебе уже отослал до твоей просьбы...» (наст. изд., т. 6, с. 15; о его датировке см. там же, с. 264—265). 7. М. П. Бальзамовой. Москва, 16 сент. 1912 г. Сохранился...
Входимость: 9. Размер: 7кб.
Часть текста: КНИГАХ» К Пушкинскому юбилею ‹ Ответы › 1. Как Вы теперь воспринимаете Пушкина? Пушкин — самый любимый мной поэт. С каждым годом я воспринимаю его все больше и больше как гения страны, в которой я живу. Даже его ошибки, как, например, характеристика Мазепы, мне приятны, потому что это есть общее осознание русской истории. 2. Какую роль Вы отводите Пушкину в судьбах современной и будущей русской литературы? Влияния Пушкина на поэзию русскую вообще не было. Нельзя указать ни на одного поэта, кроме Лермонтова, который был бы заражен Пушкиным. Постичь Пушкина — это уже нужно иметь талант. Думаю, что только сейчас мы начинаем осознавать стиль его словесной походки. 3. Как дать Пушкина современному русскому читателю? Я не поклонник отроческих стихов Пушкина. По-моему, их нужно просмотреть и некоторые выкинуть. Из зрелых стихов я считаю ненужным все случайные стихотворные письма и эпиграммы, кроме писем к Языкову и Дельвигу. 1924 Примечания Анкета ‹журнала› «Книга о книгах». К Пушкинскому юбилею. ‹Ответы› (с. 225). Журн. «Книга о книгах», М., 1924, № 5—6, июнь, с. 18, 20, 23. Печатается по подлиннику (РГАЛИ, ф. С. Д. Мстиславского) — машинописному бланку анкеты с ответами Есенина,...
Входимость: 8. Размер: 21кб.
Часть текста: года в типографию Сытина на самую низшую должность помощника корректора приняли семнадцатилетнего деревенского паренька. Он приехал из рязанского села Константиново, но на деревенского внешне похож мало. Остроумен, насмешлив, заносчив и самолюбив. В обиду себя не даст, хоть и не москвич. На нём коричневый костюм, накрахмаленная рубашка с высоким стоячим воротничком, модно завязанный галстук. Звали паренька Сергей Есенин. Считая себя поэтом, Есенин отказался работать с отцом в мясной лавке приказчиком и сам выбрал место с крохотным жалованьем в типографии, рассчитывая здесь печатать свои стихотворения. В корректорской никто из сотрудников его поэтом не признаёт (ещё бы, они готовят к изданию произведения великих русских поэтов!), а редакции газет и журналов, где юноша показывает свои стихи, отказываются их публиковать. За строптивый характер работники типографии невзлюбили Сергея. Полюбила его только 22-летняя корректор Анна Изряднова. В выходные дни они вместе ходят на занятия в университет Шанявского, много говорят о поэзии, литературе. После работы Есенин провожает Анну до дома во 2-м Павловском переулке, а...

© 2000- NIV