Cлово "CONFESSION"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J L M N O P Q R S T U V W X Y
Поиск  
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 2. Размер: 19кб.
Часть текста: иду нечесаным, С головой, как керосиновая лампа, на плечах. Ваших душ безлиственную осень Мне нравится в потемках освещать. Мне нравится, когда каменья брани Летят в меня, как град рыгающей грозы, Я только крепче жму тогда руками Моих волос качнувшийся пузырь. Так хорошо тогда мне вспоминать Заросший пруд и хриплый звон ольхи, Что где-то у меня живут отец и мать, Которым наплевать на все мои стихи, Которым дорог я, как поле и как плоть, Как дождик, что весной взрыхляет зеленя. Они бы вилами пришли вас заколоть За каждый крик ваш, брошенный в меня. Бедные, бедные крестьяне! Вы, наверно, стали некрасивыми, Так же боитесь бога и болотных недр. О, если б вы понимали, Что сын ваш в России Самый лучший поэт! Вы ль за жизнь его сердцем не индевели, Когда босые ноги он в лужах осенних макал? А теперь он ходит в цилиндре И лакированных башмаках. Но живет в нем задор прежней вправки Деревенского озорника. Каждой корове с вывески мясной лавки Он кланяется издалека. И, встречаясь с извозчиками на площади, Вспоминая запах навоза с родных полей, Он готов нести хвост каждой лошади, Как венчального платья шлейф. Я люблю родину. Я очень люблю родину! Хоть есть в ней грусти ивовая ржавь. Приятны мне свиней испачканные морды И в тишине ночной звенящий голос жаб. Я нежно болен вспоминаньем детства, Апрельских вечеров мне снится хмарь и сырь. Как будто бы на корточки погреться Присел наш клен перед костром зари. О, сколько я на нем яиц из гнезд вороньих, Карабкаясь по сучьям, воровал! Все тот же ль он теперь, с верхушкою зеленой? По-прежнему ль крепка его кора? А ты, любимый, Верный пегий пес?! От старости ты стал визглив и слеп И бродишь по двору, влача обвисший хвост, Забыв чутьем, где двери и где хлев. О, как мне дороги все те проказы, Когда, у матери стянув краюху хлеба, Кусали мы с тобой ее по разу, Ни капельки друг другом не погребав. Я все такой же. Сердцем я все такой же. Как васильки во ржи, цветут в лице глаза. Стеля...
Входимость: 2. Размер: 94кб.
Часть текста: г. книги «Confession d’un voyou» («Исповедь хулигана») в переводе Марии Милославской и Франца Элленса (2-е изд. там же в 1923 г.). Вторая часть содержит аналогичное описание 15 коллективных сборников, которые рассматриваются здесь как коллективные на основании или непосредственного редактирования их поэтом, или активного участия его в литературных обществах, издававших эти сборники. Поэтому за пределами перечня остались такие непериодические издания, как «Пряник осиротевшим детям» (Пг., 1916), «Весенний салон поэтов» (М., 1918), «Поэты наших дней» (М., 1924) и др. При описании книг (сборников) сохраняется хронологический порядок в соответствии с годом, месяцем (днем) выхода их в свет. Обязательно указывается источник, согласно которому определяется время выхода книг (сборников), цена, тираж и др. выходные данные. Если они уточняются по «Книжной летописи», то обозначаются в квадратных скобках и специально не оговариваются. Отмечается также регистрация книг (сборников) в «Книжной летописи» или ее отсутствие. Называются и иллюстраторы книг (сборников). Иногда встречаются экземпляры, отличающиеся от других книг издания по набору, качеству бумаги, опечаткам и т. п. Это дает основание предположить, что часть тиража книги печаталась в другом месте и в другое время, и подобные случаи отмечаются в описании. Составитель раздела — Н. Г. Юсов. АВТОРСКИЕ КНИГИ 1. РАДУНИЦА. Пг.: Изд. М. В. Аверьянова, 1916, 62, [2] с., 70 коп. [930 экз.]. Содержание . Русь : Микола; Инок <«Пойду в скуфье смиренным иноком...»>); Калики; «Не с бурным ветром тучи...
Входимость: 1. Размер: 13кб.
Часть текста: Б. МАРИЕНГОФУ 9 июля 1922 г. Остенде Милый мой Толенок! Я думал, что ты где-нибудь обретаешься в краях злополучных лихорадок и дынь нашего чудеснейшего путешествия 1920 г., и вдруг из письма Ильи Ильича узнал, что ты в Москве. Милый мой, самый близкий, родной и хороший, так хочется мне отсюда, из этой кошмарной Европы, обратно в Россию, к прежнему молодому нашему хулиганству и всему нашему задору. Здесь такая тоска, такая бездарнейшая «северянинщина» жизни, что просто хочется послать это все к энтой матери. Сейчас сижу в Остенде. Паршивейшее Бель-Голландское море и свиные тупые морды европейцев. От изобилия вин в сих краях я бросил пить и тяну только сельтер. Очень много думаю и не знаю, что придумать. Там, из Москвы, нам казалось, что Европа — это самый обширнейший рынок распространения наших идей в поэзии, а теперь отсюда я вижу: Боже мой! до чего прекрасна и богата Россия в этом смысле. Кажется, нет такой страны еще и быть не может. Со стороны внешних впечатлений после нашей разрухи здесь все прибрано и выглажено под утюг. На первых порах особенно твоему взору это понравилось бы, а потом, думаю, и ты бы стал хлопать себя по колену и скулить, как собака. Сплошное кладбище. Все эти люди, которые снуют быстрей ящериц, не люди — а могильные черви, дома их гробы, а материк — склеп. Кто здесь жил, тот давно умер, и помним его только мы, ибо черви помнить не могут. Из всего, что я намерен здесь сделать, это ...
Входимость: 1. Размер: 22кб.
Часть текста: КРАТКАЯ ЛЕТОПИСЬ ЖИЗНИ И ТВОРЧЕСТВА С. А. ЕСЕНИНА 1895, 21 сентября (4 октября н. ст.). В селе Константинове Кузьминской волости (ныне Рыбновский район Рязанской области), в семье крестьян Александра Никитича и Татьяны Федоровны (урожд. Титовой) Есениных родился сын Сергей. (Его сестра Екатерина родилась в 1905 г., сестра Александра — в 1911 г.) 1909 За отличную успеваемость по окончании Константиновского сельского училища награжден похвальным листом. 1909—1912. Учеба в церковно-учительской второклассной школе в селе Спас-Кле-пики Рязанского уезда. В свидетельстве о ее окончании сказано, что Есенину присвоено « звание учителя школы грамоты». 1912, июль. Переезд в Москву по вызову отца, который работал в мясной лавке Н. Крылова. Отец устроил сына на работу в конторе лавки с тем, чтобы тот смог позже поступить в учительский институт. Однако в конторе Есенин проработал всего одну неделю. 1912, сентябрь—февраль. Работал продавцом в книжной лавке. 1913, март. Поступил в типографию товарищества И. Д. Сытина. Сперва работал экспедитором, потом в корректорской подчитчиком. 2 сентября. Начал слушать лекции на вечернем историко-филологическом факультете Московского городского народного университета А. Л. Шанявского, где, по собственным словам, проучился полтора года. Осень. Впервые читал свои стихи профессиональному литератору И. Белоусову, который нашел, что у Есенина «талант истинный». Конец года. По воспоминанию приятеля Есенина Н. Сардановского, поэт читал...
Входимость: 1. Размер: 18кб.
Часть текста: кто ты? кто? Чей черпак в снегов твоих накипь? На дорогах голодным ртом Сосут край зари собаки. Им не нужно бежать в "туда" - Здесь, с людьми бы теплей ужиться. Бог ребенка волчице дал, Человек съел дитя волчицы. 3 О, кого же, кого же петь В этом бешеном зареве трупов? Посмотрите: у женщин третий Вылупляется глаз из пупа. Вон он! Вылез, глядит луной, Не увидит ли помясистей кости. Видно, в смех над самим собой Пел я песнь о чудесной гостье. Где же те? где еще одиннадцать, Что светильники сисек жгут? Если хочешь, поэт, жениться, Так женись на овце в хлеву. Причащайся соломой и шерстью, Тепли песней словесный воск. Злой октябрь осыпает перстни С коричневых рук берез. 4 Звери, звери, приидите ко мне В чашки рук моих злобу выплакать! Не пора ль перестать луне В небесах облака лакать? Сестры-суки и братья кобели, Я, как вы, у людей в загоне. Не нужны мне кобыл корабли И паруса вороньи. Если голод с разрушенных стен Вцепится в мои волоса, - Половину ноги моей сам съем, Половину отдам вам высасывать. Никуда не пойду с людьми, Лучше вместе издохнуть с вами, Чем с любимой поднять земли В сумасшедшего ближнего камень. 5 Буду петь, буду петь, буду петь! Не обижу ни козы, ни зайца. Если можно о чем скорбеть, Значит, можно чему улыбаться. Все мы яблоко радости носим, И разбойный нам близок свист. Срежет мудрый садовник осень Головы моей желтый лист. В сад зари лишь одна стезя, Сгложет рощи октябрьский ветр. Все познать, ничего не взять Пришел в этот мир поэт. Он пришел целовать коров, Слушать сердцем овсяный хруст. Глубже, глубже, серпы стихов! Сыпь черемухой, солнце-куст! Сентябрь 1919 Примечания Кобыльи корабли (с. 77).- Сб. «Харчевня зорь», М. (фактически: Харьков), 1920, с. <1-5>; Т 20 ; Рж. к.; Т 21 ; Грж.; ОРиР. Беловой автограф ст. 1-40 - ИМЛИ. Беловой...

© 2000- NIV