Cлово "ТРИДЦАТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J L M N O P Q R S T U V W X Y
Поиск  
Входимость: 8.
Входимость: 8.
Входимость: 4.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 8. Размер: 114кб.
Часть текста: громогласно, горячо - Стихи кабацкие Есенина!.. Стихи о родине его!.. А ветер листьями швыряется, Вороны крыльями мне в лоб. И предо мной страна валяется Уткнувшись мордою в сугроб. Да-да, метель уже завьюжила И обмороженной рукой Я призываю вас к оружию: -Стреляйте в собственный конвой! А где-то, видимо спросонья, Рванув есенинскую боль, Хрипит над родиной гармоника: -Пей, паршивая сука, со мной! 2015г. Владимир Чибриков. Самара Февраль 2013 * * * Не читал я давно Баратынского. И уже не прочту никогда. Разум мой Соловей константиновский Занял песней своей навсегда. И в берёзовых тайнах, в рябиновых, Очарован небес глубиной, Я пою песнь его соловьиную Забывая о песне иной. Напевая про росстани ранние, Когда тихо проснётся земля, Позабыл я совсем Северянина, Позабыл я, Марина, тебя. И когда взбудоражила площади Сумасшедшая, злая пурга, Я хрипел, я рычал пугачёвщиной Над просторами солончака. Глянет месяц над русскими ставнями И в колодец "мырнёт" с головой. Всё покроется снегом, как саваном, Чтоб сиренью набухнуть весной. Не читаю теперь я Некрасова. Мне над серою чахлостью изб Соловей константиновский яростно О России свистает навзрыд. 1.02.2014 г. Владимир Чибриков. Самара Декабрь 2013 КИНОХРОНИКА Это не чушь вам из сонника, Смотрите-ка, Боже ты мой, чёрно-белая кинохроника: Есенин Сергей - живой! Вот она вам - история: Русский...
Входимость: 8. Размер: 7кб.
Часть текста: Что ни тропа - То гроб. Что ни верста - То крест. До енисейских мест Шесть тысяч один Сугроб. Синий уральский Ском Каменным лег Мешком, За скомом шумит Тайга. Коль вязнет в снегу Нога, Попробуй идти Пешком. Добро, у кого Закал, Кто знает сибирский Шквал. Но если ты слаб И лег, То, тайно пробравшись В лог, Тебя отпоет Шакал. Буря и грозный Вой. Грузно бредет Конвой. Ружья наперевес. Если ты хочешь В лес, Не дорожи Головой. Ссыльный солдату Не брат. Сам подневолен Солдат. Если не взял На прицел, - Завтра его Под расстрел. Но ты не иди Назад. Пусть умирает Тот, Кто брата в тайгу Ведет. А ты под кандальный Дзин Шпарь, как седой Баргузин. Беги все вперед И вперед. Там за Уралом Дом. Степь и вода Кругом. В синюю гладь Окна Скрипкой поет Луна. Разве так плохо В нем? Славный у песни Лад. Мало ли кто ей Рад. Там за Уралом Клен. Всякий ведь в жизнь Влюблен В лунном мерцанье Хат. Если ж, где отчая Весь, Стройная девушка Есть, Вся, как сиреневый Май, Вся, как родимый Край, - Разве не манит Песнь? Буря и грозный Вой. Грузно бредет Конвой. Ружья наперевес. Если ты хочешь в лес, Не дорожи Головой. * Колкий, пронзающий Пух. Тяжко идти средь Пург. Но под кандальный Дзень, Если ты любишь День, Разве милей Шлиссельбург? Там, упираясь В дверь, Ходишь, как в клетке Зверь. Дума всегда об одном: Может, в краю Родном Стало не так Теперь. Может, под песню Вьюг Умер последний Друг. Друг или мать, Все равно. Хочется вырвать Окно И убежать в луг. Но долог тюремный Час. Зорок солдатский Глаз. Если ты хочешь Знать, Как тяжело Убежать, - Я знаю один Рассказ. * Их было тридцать Шесть. В камере негде Сесть. В окнах бурунный Вспург. Крепко стоит Шлиссельбург, Море поет ему Песнь. Каждый из них Сидел За то, что был...
Входимость: 4. Размер: 31кб.
Часть текста: коммуны 1918 г., расстрелянных 20 сентября 1918 г. на 207-й версте Закаспийской железной дороги, между станциями Перевал и Ахча-Куйма близ Красноводска (подробнее см. коммент. к «Балладе о двадцати шести» — т. 2, с. 424—425 наст. изд.). П. И. Чагин вспоминал, что Есенин еще в Москве (февр. 1924) признавался, что тема гибели 26 комиссаров волнует его (Чагин П. И. Сергей Есенин в Баку. — Сб. «Сергей Есенин. Исследования. Мемуары. Выступления», М., 1967, с. 253). Вместе с тем Есенин, вероятно, знал, что одной из самых «знаменитых» одиночек Шлиссельбурга была двадцать шестая. В камере № 26 сидели Н. А. Морозов и Ф. Н. Петров. Номер одиночки считался также номером заключенного в ней узника. «Не шуми, двадцать шестой!», «Выходи, двадцать шестой!» — покрикивали на меня надзиратели, — вспоминал Ф. Н. Петров (сб. «На каторжном острове: Дневники, письма и воспоминания политкаторжан „нового Шлиссельбурга“ (1907—1917 гг.)», Л., 1967, с. 21). «Баллада о двадцати шести» была создана в сентябре и 22 сентября напечатана в Бак. раб. Но уже в конце августа поэме о «клокочущем пятом годе» и политкаторжанах Шлиссельбурга было дано иное название: «36». В письме к О. М. Бескину, написанном 1 сентября 1924 г., Есенин назвал ее «балладой „36“», а рукой неустановленного лица (скорее всего, работником редакции, где имелся автограф этого...
Входимость: 3. Размер: 53кб.
Часть текста: головами к церковному старосте и просили от церкви ключи. Сами порешили с пеньем и хоругвями обойти село. Староста вышел на крыльцо и, позвякивая ключами, заорал на все горло: - Я вам дам такие ключи, сволочи!.. Думаете - вас много, так с вами и сладу нет... Нет, голубчики, мы вас в дугу согнем! - Ладно, ребята, - с кроткой покорностью сказал дед Иен, - мы и без них обойдемся. Жила на краю села стогодовалая Параня, ходила, опираясь на костыль, и волочила расшибленную параличом ногу, и видела, знала она порядки дедов своих, знала - обидели кровно крестьян, но молчала и сказать не могла, немая была старуха. Знала она, где находилась копия с бумаг. Лежала тайна в груди ее, колотила стенки дряблого закоченелого тела, но, не находя себе выхода, замирала. Проиграли мужики на суде Пасик, забилась старуха головой о стенку и с пеной у рта отдала богу душу. Разговорившись после похорон Парани о старине, некоторые вспомнили, что при падеже на скотину нужно опахивать село. Вечером на сходе об опахиванье сказали во всеуслышанье и не велели выходить на улицу и заглядывать в окна. При опахиванье, по сказам стариков, первый встречный и глянувший - колдун, который и наслал болезнь на скотину. Участники...
Входимость: 3. Размер: 19кб.
Часть текста: мешком.     Там, где шумит тайга,     Где вязнет в снегу нога,     Попробуй идти пешком.   II Всем нам тот тракт знаком.     Слепым непролазным мешком.     Но там, где шумит тайга,     Где вязнет в снегу нога,     Попробуй идти пешком.   III Синий уральский ском     [На кар‹те›]     Каменным лег мешком,     За скомом шумит тайга.     Коль вязнет в снегу нога,     Попробуй идти пешком. После 19 зачеркнуто : На карте родной страны Затем строфа начата вновь: Номер строфы Номер варианта Вариант 24—29   [Но если]     Но если ты слаб и лег,     [В] То [в сумерк‹и›] тайно пробравшись в лог,     Тебя отпоет шакал. 35—38 I Если захочешь в лес,     То распростись с головой.   II Если ты хочешь в лес,     Не дорожи головой. 39—42 I Ссыльный солдату не брат.     Разве свободен солдат.   II Ссыльный солдату не брат.     Сам подневолен солдат. 47—48 I Так что вернись назад.   II Но ты не иди назад. 53—54 I Кто под кандальный дзин   II А ты под кандальный дзин     Жарь‹?›, как седой Баргузин.   III А ты под кандальный...

© 2000- NIV