Cлово "ДЕСЯТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J L M N O P Q R S T U V W X Y
Поиск  
Входимость: 6.
Входимость: 5.
Входимость: 4.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
9. Яр
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 6. Размер: 73кб.
Часть текста: чего пришлось бросить учебу. Позднее был мобилизован в Красную Армию. В боях с белогвардейцами был тяжело ранен в левую ногу и всю оставшуюся жизнь прихрамывал. В 1922 году вместе с родителями переехал к старшему брату в Баку, работал в Баккоммунхозе. В январе 1923 года направлен в Персию (Иран) секретарем смешанного русско-персидского акционерного общества "Шарк" (<Восток>) по закупкам шерсти и хлопка. А на следующий год работал уже комендантом Советского посольства в Тегеране и возил дипломатическую почту. В Персии находился до 1928 года, а затем возвратился в Баку, где и прожил до конца своей жизни. Работал в органах НКВД, в объединении "Азнефть" начальником отдела информации и пропаганды, в управлении шоссейных дорог "Ушосдоре" на разных должностях, а с 1954 года - заместителем директора Карадагского цементно-гипсового комбината. Постоянно проживал по ул. Мясникова (ныне ул. Т. Алиярбекова), д. 9, кв. 38. Похоронен в городе Баку. Мемуары В.И. Болдовкина не озаглавлены и не датированы. Название дано публикаторами. Машинописный текст воспоминаний, подписанный автором, был предоставлен в свое время вдовой Болдовкина - Агриппиной Ивановной Болдовкиной (автограф неизвестен). Полностью воспоминания не публиковались. Ссылка на них имеется в комментариях к Собранию сочинений в шести томах (Т. 6, М., 1980, с. 372). Отрывки воспоминаний были еще опубликованы Я. Садовским в статье "Рядом с Есениным", - газ. "Советская культура". М., 1978, 10 окт., № 81 и Г. Шипулиной в статьях "Зарождение Персидских мотивов" - газ. "Баку", 1991, 24 сентября, № 184; "И чувствую сильней простое слово: друг". - "Тропы к Есенину". Специальный выпуск газ. "Молодежный курьер". Рязань, 1991, 26 декабря, № 76; "И Орел был в его судьбе". - газ. "Русский язык". Баку, 1991, 30...
Входимость: 5. Размер: 96кб.
Часть текста: Белый и «зеленые» Итак, наша молодежная группа при Союзе поэтов оформлена. Назвались «Зеленой мастерской». «Сейчас, – поясняет Яков Полонский, – иначе нельзя: куда-нибудь в Малаховку и тo не проедешь. А тут – выписал командировку, пришлепнул печать и езжай хоть в Кемь!» В группе, кроме самого Полонского, студента-медика, трогательно влюбленного в поэзию (он и сам пишет стихи, даже выпустил в свет сборничек «Вино волос»), числятся: молчаливый и зябкий Захар Хацревин (для меня он брат двух прехорошеньких девочек-малышек, учившихся, как и я, в гимназии Н. П. Хвостовой), талантливая Наталья Кугушева (в прошлом княжна Кугушева) – горбатенькая, с красивым лицом, длинными стройными ногами (они показывали, какой ее задумала природа), синими печальными глазами и чуть приглушенным чарующим голосом. Через четыре года она выйдет замуж за прозаика из «Кузницы» Михаила Сивачева (кузнец и княжна!). А в 1957 году я с горечью узнаю, что давняя моя подруга, уже овдовев, лишилась зрения. Назовем еще Евгения Кумминга (тоже брат «хвостовки»): весьма деловитый и, как мы полагали, безусловно одаренный юноша. И, наконец, тот, кого назвать бы в первую голову, кто прочнее нас всех войдет в литературу: младший друг Кумминга и его подопечный – Веня Зильбер. В группе он всех моложе. Веню мы снисходительно поучали, разбирая его стихи, что у него несомненно есть обнадеживающие задатки, но… не поэта: пусть пытает силы в драматургии, в прозе… И судили мы правильно. В дальнейшем наш Веня покажет себя и как литературовед – В. Зильбер, и как прозаик...
Входимость: 4. Размер: 57кб.
Часть текста: Послушайте, это ж не важно, не важно,   Что мертвые не встают из могил?   Но зато нашу почву безвлажную   Этот слух словно плугом взрыл. V Послушайте, это ж не важно, не важно,   Что мертвые не встают из могил?   Зато нашу почву безвлажную   [Дикий] [Хриплый] Громкий слух словно плугом взрыл. VI как в тексте. После 384 зачеркнуто: Номер варианта Вариант I Замученн[ые]ое крестьянство II Все равно для [простой] [замученной] придавленной черни III Все равно для   [На‹шей›]   [Ваше‹й›]   Нашей придавленной черни   На   Нуж‹ен› IV Осветите, осветите, осветите   Фонарями глаз свой мозг.   Крестьянству лишь нужен мститель,   Который сумел бы V Осветите, осветите, осветите   Фонарями глаз свой мозг.   Крестьянству лишь нужен мститель,   За которым оно пошло б. VI Осветите, осветите, осветите   Фонарями глаз свой мозг. Этот мертвый костлявый мститель Не от боли ль крестьянской возрос? Затем эти зачеркнутые строки обведены в рамку и отмечены на полях вставкой «См. 3 а » (ст. 385—396). Номер строфы Номер варианта Вариант 385—388 I Все, кого   II Все, кто чем-нибудь был недоволен   III Уж слышится благовест бунтов     [Под зловонный] [М]   IV Уже слышится благовест бунтов,     [И] Рев крестьян оглашает зенит,     Облаков [ск] тяж‹елый›   V Уже слышится благовест бунтов,     Рев крестьян оглашает зенит,     И сосновых лесов табун     [Тщи‹тся?›] Скачет   VI Уже слышится благовест бунтов,     Рев крестьян оглашает зенит,     И кустов голубой табун     Деревянною ковкой звенит.   VII как в тексте. 389—392 I Что ей Петр? Этой [же‹стокой›] злобной ораве?     Только камень желанного случая,     Где погромные колья правят     [Чтоб]...
Входимость: 3. Размер: 15кб.
Часть текста: кружеве украдкой...> В том краю <, где желтая крапива...> За горами <, за желтыми долами...> Марф<а> Пос<адница> 1. Холодъ 2. Тысячь < или : Ты сего> 3. Теплый <вечер грызет воровато...> 4. В том краю <, где желтая крапива...> 5. Устал <я жить в родном краю...> 6. <Улыбнулась> Магд<алина...> 7. Лисица 8. За горами <, за желтыми долами...> Наброски плана сборника (или разделов сборника) «Голубая трава». Печатаются по автографу (архив М. П. Мурашева; хранится у наследников, г. Москва), который также воспроизведен факсимильно в рамках наст. коммент. Датируются ориентировочно июлем — авг. 1916 г. При датировке принято во внимание, что: 1) текст написан на обороте личного бланка М. П. Мурашева: «Представитель контрагентства Армавир-Туапсинской ж. д. книжных шкафов на ст.: Армавир, Белореченская, Курганная, Лабинская, г. Майкоп, порт-Туапсе и др. Михаил Павлович Мурашев. Петроград. телеф. от 12-3—491-24»; 2) заголовок планируемого сборника восходит к четвертой строке стихотворения Есенина «За темной прядью перелесиц...» («Ягненочек <...> гуляет в голубой траве»), первый из известных автографов которого имеет авторскую дату: «16. 31 июль» (наст. изд., т. 1, с. 482), т. е. 31 июля 1916 г.; 3) поэт нередко бывал на квартире М. П. Мурашева в июле 1916 г. (о документальных и мемуарных свидетельствах этому см. наст. изд., т. 4, с. 386—388 и т. 6, с. 385—388); 4) стихотворения «Я снова <здесь, в семье родной...>» и «В зеленой <церкви за горой...>», значащиеся в публикуемых набросках, написаны в Константинове во второй половине июня 1916 г., когда Есенину, находившемуся на военной службе, был дан отпуск для поездки на родину (см. наст. изд., т. 1, с. 486—487 и т. 4, с. 385); 5) среди стихотворений, предполагавшихся к включению в сборник, нет таких, сведения ...
Входимость: 3. Размер: 24кб.
Часть текста: месяц за месяцем. Но до 1924 года такой актрисы не существовало (свою первую роль она сыграла в возрасте 30 лет). Образ молодой Зинаиды Николаевны Есениной, жены поэта, трудно восстановить документально. Ее небольшой личный архив пропал в годы войны. До того возраста, когда охотно делятся воспоминаниями, Зинаида Николаевна не дожила. Я не много знаю из рассказов матери. Мать была южанкой, но к моменту встречи с Есениным уже несколько лет жила в Петербурге, сама зарабатывала на жизнь, посещала Высшие женские курсы. Вопрос «кем быть?» не был еще решен. Как девушка из рабочей семьи, она была собранна, чужда богеме и стремилась прежде всего к самостоятельности. Дочь активного участника рабочего движения, она подумывала об общественной деятельности, среди ее подруг были побывавшие в тюрьме и ссылке. Но в ней было и что-то мятущееся, был дар потрясаться явлениями искусства и поэзии. Какое-то время она брала уроки скульптуры. Читала бездну. Одним из любимых ее писателей был тогда Гамсун, что-то было близкое ей в странном чередовании сдержанности и порывов, свойственном его героям. Она и всю жизнь потом, несмотря на занятость, много и жадно читала, а перечитывая «Войну и мир», кому-нибудь повторяла: «Ну как же это он умел превращать будни в сплошной праздник?» Весной 1917 года Зинаида Николаевна жила в Петрограде одна, без родителей, работала секретарем-машинисткой в редакции газеты «Дело народа». Есенин печатался здесь. Знакомство состоялось в тот день, когда поэт, кого-то не застав, от нечего делать разговорился с сотрудницей редакции. А когда человек, которого он дожидался, наконец пришел и пригласил его, Ceргей Александрович, со свойственной ему...

© 2000- NIV