Наброски плана сборника или разделов сборника "Голубая трава". Июль — август 1916 г.


Наброски плана сборника или разделов сборника Голубая трава. Июль — август 1916 г.

Голубая трава

Яг<неночек кудрявый — месяц...>
Уст<ал я жить в родном краю...>
Коров <а>
Я снова <здесь, в семье родной...>
В зеленой <церкви за горой...>
За горами <,за желтыми долами...>
<Улыбнулась> Магдалина
<Но и я кого-нибудь> зарежу...
Русь
Опять раск<инулся узорно...>
Медлит<ельных гусиных стад...>
Об Александровской

Яг<неночек кудрявый — месяц...>
Устал <я жить в родном краю...>
В том кра<ю, где желтая крапива...>
Русь

Сказочка
Коляда
Распашу
Молотьба

Ягн<еночек кудрявый —

месяц...>

Стихи

Я снова <здесь, в семье

родной...>

Устал <я жить в родном

краю...>

В зеленой <церкви за

горой...>

Корова

Опять <раскинулся

узорно...>

В лунн<ом кружеве

украдкой...>

В том краю <, где желтая

крапива...>

За горами <, за желтыми

долами...>

Марф<а> Пос<адница>
1. Холодъ
2. Тысячь <или: Ты сего>
3. Теплый <вечер грызет воровато...>
4. В том краю <, где желтая крапива...>
5. Устал <я жить в родном краю...>
6. <Улыбнулась> Магд<алина...>
7. Лисица
8. За горами <, за желтыми долами...>

Наброски плана сборника (или разделов сборника) «Голубая трава».

Печатаются по автографу (архив М. П. Мурашева; хранится у наследников, г. Москва), который также воспроизведен факсимильно в рамках наст. коммент.

Датируются ориентировочно июлем — авг. 1916 г. При датировке принято во внимание, что: 1) текст написан на обороте личного бланка М. П. Мурашева: «Представитель контрагентства Армавир-Туапсинской ж. д. книжных шкафов на ст.: Армавир, Белореченская, Курганная, Лабинская, г. Майкоп, порт-Туапсе и др. Михаил Павлович Мурашев. Петроград. телеф. от 12-3—491-24»; 2) заголовок планируемого сборника восходит к четвертой строке стихотворения Есенина «За темной прядью перелесиц...» («Ягненочек <...> гуляет в голубой траве»), первый из известных автографов которого имеет авторскую дату: «16. 31 июль» (наст. изд., т. 1, с. 482), т. е. 31 июля 1916 г.; 3) поэт нередко бывал на квартире М. П. Мурашева в июле 1916 г. (о документальных и мемуарных свидетельствах этому см. наст. изд., т. 4, с. 386—388 и т. 6, с. 385—388); 4) стихотворения «Я снова <здесь, в семье родной...>» и «В зеленой <церкви за горой...>», значащиеся в публикуемых набросках, написаны в Константинове во второй половине июня 1916 г., когда Есенину, находившемуся на военной службе, был дан отпуск для поездки на родину (см. наст. изд., т. 1, с. 486—487 и т. 4, с. 385); 5) среди стихотворений, предполагавшихся к включению в сборник, нет таких, сведения об автографах которых относились бы к осени 1916 г. (в частности, в публикуемых перечнях не значится ни одно из пяти стихотворений, переданных Есениным И. И. Ясинскому в окт. 1916 г. для помещения в Бирж. вед., — «Не бродить, не мять в кустах багряных...» и др.; см. о них наст. изд., т. 4, с. 385).

Части слов и строк стихотворений Есенина, отсутствующие в автографе, при его подготовке к печати были (там, где это оказалось возможно) восстановлены. В печатном тексте они обозначены угловыми скобками.

Ниже приводятся сведения о начальных строках тех стихотворений, для обозначения которых автор избрал слова из последующих строчек их текстов:

— «Яг<неночек кудрявый — месяц...>» — третья строка стихотворения «За темной прядью перелесиц...»;

— «<Улыбнулась> Магдалина...» — четвертая строка стихотворения «В лунном кружеве украдкой...»;

— «<Но и я кого-нибудь> зарежу...» — двадцать третья строка стихотворения «В том краю, где желтая крапива...»;

— «Медлит<ельных гусиных стад...>» — вторая строка стихотворения «Ноябрь» («На белом снеге оттиск лапок...»). Этот текст, опубликованный во второй книге составлявшегося при ближайшем участии М. П. Мурашева литературного сборника «Страда» (Пг., 1917, с. 204) за подписью «Е.», до сих пор считался принадлежащим Есенину лишь предположительно (см. об этом наст. изд., т. 4, с. 525). Наличие слова из него в публикуемом материале однозначно свидетельствует, что стихотворение «Ноябрь», помещенное в наст. изд. в разделе «Приписываемое (Dubia)» (т. 4, с. 519), в дальнейшем должно быть перенесено в основной корпус произведений поэта.

Кроме того, следует отметить, что строка «Теплый <вечер грызет воровато...>», числящаяся в последнем из публикуемых здесь перечней, открывала первую редакцию текста, впоследствии печатавшегося с начальной строкой «Гаснут красные крылья заката...» (см. наст. изд., т. 4, с. 127 и 293). Впервые (под заглавием «Теплый вечер») это стихотворение увидело свет в первом сборнике «Страда» (Пг., 1916, с. 13).

Соответствия остальных позиций (включенных автором в его списки, но не являющихся первыми строками его известных стихотворений) тем или иным произведениям менее очевидны.

Например, имеющееся в двух начальных перечнях слово «Русь», на первый взгляд, отсылает к одноименной поэме Есенина: опубликованная в 1915 г. петроградским журналом «Северные записки», она не вошла в Р16 — его первую книгу. Более вероятно, однако, что здесь имеется в виду стихотворение «Запели тесаные дроги...» (с девятой строкой «О Русь, малиновое поле...»), напечатанное в 1916 г. (ср. наст. изд., т. 1, с. 83 и 500). Подтверждением этому предположению может, в частности, послужить состав сохранившегося макета сборника Есенина «Стихи» 1918 г. Как и второй из есенинских списков 1916 г., он содержит четыре текста, открываясь стихотворением «За темной прядью перелесиц...» (в списке 1916 г. идет как «Яг<неночек кудрявый — месяц...>») и заканчиваясь стихотворением «Запели тесаные дроги...» (в списке 1916 г. идет как «Русь»). К тому же одна из редакций последнего стихотворения открывалась строфой: «Сереют избы. Небо бело. // ~ // Опять ты вновь заголубела, // Моя родимая земля» (наст. изд., т. 1, с. 321). Ее соответствие общему заголовку сборника (или раздела сборника) «Голубая трава», куда было включено указанное стихотворение, очевидно.

Список «Голубая трава» завершается позицией под названием «Об Александровской», которое, без сомнения, является своего рода «кодовым». Можно (хотя и сугубо предположительно) все же попытаться понять, что за стихи здесь подразумеваются. Для этого было проведено сравнение указанного перечня в двенадцать позиций с неозаглавленным списком из десяти позиций, который был составлен Есениным вслед за «Голубой травой».

Два текста — «Русь» и «Медлит<ельных гусиных стад...>», т. е. «Запели тесаные дроги...» и «Ноябрь» (см. выше) — в более позднем списке отсутствуют вообще. Девять же из десяти, в нем имеющихся, совпадают с включенными в «Голубую траву». Отличие состоит в одном пункте, в списке без заголовка поименованном просто «Стихи», а в «Голубой траве» — «Об Александровской». Вполне вероятно, впрочем, что отличие это чисто формальное, и отмеченные названия взаимно дополняют друг друга; поэтому пункт, о котором идет речь, в обоих списках мог бы именоваться одинаково — «Стихи об Александровской».

Женщину с такой фамилией в окружении Есенина исследователи не знают. Но известно, что во второй половине июня 1916 г., после длительного перерыва, в Константинове состоялась встреча поэта с Анной Алексеевной Сардановской, к которой он был неравнодушен с ранней юности (подробнее об этом см.: Прокушев Ю. Первая любовь Сергея Есенина. — Журн. «Слово», М., 1998, № 6, нояб. — дек., с. 52—65). После отъезда из Константинова Есенин еще долго находился под сильным впечатлением от этой встречи (см., в частности, его письмо к А. А. Сардановской, отправленное в конце первой декады июля 1916 г. — наст. изд., т. 6, с. 80). По-видимому, в то время он написал стихи, навеянные этим событием, а затем включил их в перечень своих произведений, «зашифровав» имя, отчество и фамилию А. А. Сардановской как «Александровская».

В этой связи обращает на себя внимание есенинское стихотворение «Мечта» с подзаголовком «Из книги „Стихи о любви“», определенно перекликающимся с названием «Стихи об Александровской». Правда, в печати оно появилось лишь через два года (Н, 1918, № 3; текст см.: наст. изд., т. 4, с. 150). Однако автограф первоначальной редакции этого стихотворения поступил в Еж. ж. 16 сент. 1916 г. (наст. изд., т. 4, с. 395), то есть вскоре после того, как Есенин уже сделал наброски состава своей «Голубой травы». Поэтому не лишено оснований предположение, что стихотворение «Мечта» (в автографе оно озаглавлено «Жгемь») и «Стихи об Александровской» — это одно и то же произведение. Впрочем, под стихами «об Александровской» вполне могло подразумеваться и стихотворение «День ушел, убавилась черта...», поступившее в Еж. ж. 16 авг. 1916 г. (ср. наст. изд., т. 4, с. 148 и 394).

Перечни произведений из четырех и из десяти позиций, составленные поэтом после «Голубой травы», по существу являются ее сокращенными вариантами. Этого нельзя сказать о последнем из есенинских списков, начатом поэмой «Марфа Посадница». Хотя в него (под № 4, 5, 6, 8) вошло четыре текста, уже включавшиеся в «Голубую траву» («В том краю, где желтая крапива..», «Устал я жить в родном краю...», «В лунном кружеве украдкой...» и «За горами, за желтыми долами..»), — ни сама «Марфа Посадница», ни остальные тексты (под № 1, 2, 3 и 7) там не фигурировали. К тому же идентификация позиций под авторскими номерами 1 («Холодъ») и 2 («Тысячь <так!>» или «Ты сего») представляет определенные трудности. Лишь с той или иной степенью вероятности можно предполагать, что «Холодъ» обозначает здесь стихотворение «То не тучи бродят за овином // И не холод...» — в печати впервые оно появилось в дек. 1917 г. (см. наст. изд., т. 1, с. 529), но в наб. экз. Собр. ст. Есенин пометил его 1916-м годом; данные, подтверждающие или опровергающие эту датировку, до сих пор не выявлены. Не выявлены также сведения о тексте стихотворения, стоящего в данном перечне под № 2.

Особняком от уже рассмотренных списков произведений Есенина стоит еще один перечень из четырех позиций — «Сказочка», «Коляда», «Распашу» и «Молотьба» (см. факсимиле автографа). Лишь одно стихотворение в нем — «Молотьба» — названо автором по заглавию (его текст — наст. изд., т. 4, с. 91). Другие же позиции этого перечня требуют дополнительных разъяснений.

Под «Колядой» здесь имеется в виду стихотворение «Заметает пурга...» с его девятой строкой «Забежала коляда...» (наст. изд., т. 4, с. 170). Следует, кроме того, отметить, что упоминание этого произведения в списке 1916 г. позволяет уточнить его датировку: вместо <1917> (наст. изд., т. 4, с. 171) должно быть <1916>.

Слово «сказка» появилось в названии одного из стихотворений Есенина еще в дек. 1914 г.: московский детский журнал «Мирок» напечатал тогда его произведение на сюжет сказки «Морозко» под заглавием «Сиротка: (Русская сказка)» (наст. изд., т. 4, с. 363). Однако в анализируемых перечнях из известных исследователям текстов указаны только те, которые были написаны (и частью сданы в печать или опубликованы) в период с дек. 1915 г. по июнь — июль 1916 г. В силу этого словом «Сказочка» в есенинском списке обозначена, скорее всего, не «Сиротка», а какой-то другой текст. Наиболее вероятно, что так Есенин назвал здесь своего «Исуса младенца»: ведь 13 июля 1916 г. это произведение уже было представлено в Петроградский комитет по делам печати для предварительной цензуры, а 29 июля 1916 г. было передано для публикации в Еж. ж. (наст. изд., т. 4, с. 390).

Что касается третьей позиции списка — «Распашу», то есенинское стихотворение того времени, где было бы такое слово, неизвестно.

На листе, где Есенин записывал названия своих стихотворений, есть также его буквенные пометы «Ш», «б», «Р» и «Г» (две последние — двукратно), а также слово «Подольская». Связаны ли они как-то с есенинскими списками, установить не удалось. Числовые же пометы, имеющиеся (см. факсимиле) как справа от названий произведений либо стихотворных строк, обозначенных в списках, так и вне их, по-видимому, являются (как правило) порядковыми номерами страниц макета проектируемого сборника стихов либо его разделов. Исключение составляет расположенный в центре листа столбец чисел:

112.
50
62.

В этой записи уже могло быть отражено суммарное количество страниц как всего сборника в целом (112), так и составных его частей (50 и 62). Предположение, что числа на листе со списками стихов обозначают количество строк или строф в отдельных стихотворениях, в данном случае представляется неадекватным. В печатном тексте числовые пометы не воспроизводились.

© 2000- NIV