Задуманное и ненаписанное


ЗАДУМАННОЕ И НЕНАПИСАННОЕ

1. Пьеса «Григорий и Димитрий» (в соавторстве с Вс. Мейерхольдом и В. Бебутовым), <1920—1921>.

«Выяснился ближайший репертуар театра: „Мистерия-Буфф“ — Маяковского, „Нора“ — Ибсена, „Гамлет“ по Шекспиру в переделке Вс. Мейерхольда, Вал. Бебутова и М. Цветаевой, „Григорий и Д<и>митрий“ Мейерхольда, Бебутова и Есенина...» ([Б. п.]. Театр Р. С. Ф. С. Р. (Первый). — Журн. «Вестник театра», М., 1921, 4 янв., № 78—79, с. 25; сообщение было повторено в газ. «Жизнь искусства», Пг., 1921, 2—4 марта, № 682—684, с. 1).

«Изучая характеристику Григория, мне удалось легко создать в голове сценарий. Когда я сидел в тюрьме в Новороссийске, у меня в руках был томик Пушкина с примечаниями историка Поливанова, и я там сочинил этот сценарий, который потом предложил Есенину. Я сказал ему, что дам ему сценарий и чтобы он на основании этого сценария написал драму в стихах» ... «В конце 1920 года в репертуарный план Театра РСФСР Первого была включена задуманная, но не написанная драма В. Э. Мейерхольда, В. М. Бебутова и С. А. Есенина „Григорий и Димитрий“. По замыслу Мейерхольда, в пьесе встречались два мальчика — царевич Димитрий и Григорий Отрепьев» (В. Э. Мейерхольд. Статьи, письма, речи, беседы. Ч. 2. 1917—1939. М.: Искусство, 1968, с. 383, 573 — из стенографической записи 16 нояб. — 10 дек. 1936 года. Из замечаний на репетициях неосуществленной постановки «Борис Годунов»).

2. Повесть «Когда я был мальчишкой», <1924>.

«Сергей Есенин закончил поэму из революционной борьбы на Украине „Гуляй-поле“, работает над поэмой „Опять на родине“ и повестью „Когда я был мальчишкой“» (см. рубрику «Писатели на работе». — Журн. «Книга о книгах». М., 1924, № 5/6, июнь, с. 78).

О поэме «Гуляй-поле» см. с. 26 наст. кн. Поэма «Опять на родине» у Есенина названа «Возвращение на родину»; о ней см. наст. изд., т. 2, с. 89—93, 400—405.

3. <Поэма о беспризорнике>, <1925>.

«Когда приеду, напишу поэму о беспризорнике, который был на дне жизни, выскочил, овладел судьбой и засиял. Посвящу ее тебе в память наших задушевных и незабываемых разговоров на эту тему» (из письма к Н. К. Вержбицкому, до 25 июля 1925 г.).

4. <Роман>, <1925>.

«По возвращении с Кавказа <28 мая 1925 г.> Есенин сообщал о романе, который он будто бы начал писать. Но, по-видимому, это было только предположением. К прозе он не вернулся. Намерение его осталось невыполненным» (И. В. Грузинов; Восп.-95, с. 259).

5. <Статья>, <1925>.

«Осень <1925 г.>. Есенин и С. А. Толстая у меня. <...> На клочке бумаги он набрасывает проект первого номера журнала <...>.

— Я непременно напишу статью для журнала. Непременно. Я знаю твою линию в искусстве. Мы не совпадаем. Я напишу иначе. Твоя статья будет дополнять мою — и обратно...» (И. В. Грузинов; Восп.-95, с. 262).

6. Поэма «Пармен Крямин», <1925>.

«При распределении стихотворений по томам для издания <собрания стихотворений> Есенин обещал доставить поэму „Пармен Крямин“, в которой, по его тогдашним предположениям, должно было быть 500 строк. Я о ней и напомнил теперь.

— Я ее вышлю, только дам другое заглавие. Пармен, пожалуй, нехорошо. В Ленинграде я допишу ее. Она не готова...» (И. В. Евдокимов; Восп.-95, с. 477).

© 2000- NIV