Наши партнеры

Орнамент. Выписки из поэмы "Пугачев" и тезисы автора. 1921 г.


ОРНАМЕНТ

Послушайте, послушайте, послушайте,
Вам не снился тележный свист?
Нынче ночью на заре жидкой
Тридцать тысяч калмыцких кибиток
От Самары проползло на Иргис.
От российской чиновничьей неволи,
Оттого, что, как куропаток, их щипали
На наших лугах,
Потянулись они в свою Монголию
Стадом деревянных черепах.
—————————————————
Оттого-то, куда бы ни шел ты,
Видишь, как под усмирителей меч
Прыгают кошками желтыми
Казацкие головы с плеч.
—————————————————

Как скелеты тощих журавлей,
Стоят ощипанные вербы, плавя ребер медь.
Уж золотые яйца листьев на земле
Им деревянным брюхом не согреть,
Не вывести птенцов, зеленых вербенят,
По горлу их скользнул сентябрь, как нож.
—————————————————
[о солнце колокол]
Уже стекается придавленная чернь
С озиркой, словно полевые мыши.
О солнце-колокол, твое тили-ли-день,
Быть может, здесь мы больше не услышим!
—————————————————
Мокрою цаплей по лужам полей бороздя,
Ветер заставил все живое,
Как жаб по их гнездам, скрыться.
И только порою, привязанная к нитке дождя,
Черным крестом в воздухе
Проболтнется шальная птица.
Это осень, как старый оборванный монах,
Пророчит кому-то о погибели веще.
—————————————————
Кустов деревянный табун
Безлиственной ковкой звенит.
—————————————————

Мастерство развития тупых рифм {(почва — ворочается), (табун — бунтов), (месяца — отечество), (мятежники — нежными), (туретчина — опрометчиво), (страшно — барашковые), (сообщить — бунтовщик), доверится — сердце, выступим — выстрела, части — государстве и т. д.} как характер архитектурного стиля, который составляет, по Эмилю Кроткому, тоже «походку» слова...

Записи на двух отдельных листах (л. 2 начинается со строки «Мокрою цаплей <и т. д.>»).

Тексты л. 1 печатаются по факсимиле — Есенин 3 (1978), с. 15; тексты л. 2 — по негативу (фототека ГЛМ; выявлен Н. Г. Юсовым). Скорее всего, эти листы были началом рукописи, о продолжении которой сведений нет. Местонахождение автографа публикуемого текста неизвестно.

Датируются 1921 г. — по времени работы над драматической поэмой «Пугачев», отрывки и рифмы из которой (главы 1-я — 5-я) даны в тексте, и над книгой «Словесные орнаменты». Статья «Быт и искусство (Отрывок из книги „Словесные орнаменты“)» опубликована в журн. «Знамя» (М., 1921, № 9 (11), май, стб. 78—82). К этому же времени относится написание первых пяти глав «Пугачева» (см. наст. изд., т. 3, с. 460—461).

Записи представляют собой композицию отрывков из второй — четвертой глав поэмы с последующими заметками о рифме и стиле. Л. 1 — вторая глава «Бегство калмыков». Первый голос: ст. 120—129; Второй голос: ст. 134—137; третья глава «Осенней ночью», монолог Караваева: ст. 231—237 (оборван на середине предложения — поставлена точка) и ст. 256—259. Л. 2 — четвертая глава «Происшествие на Таловом умёте»; монолог Пугачева: ст. 343—351; 387—388.

Все отрывки даны без обозначения авторов реплик и отделены друг от друга чертами. На л. 2 после черты, отделяющей отрывки строк из «Пугачева», имеются заметки Есенина о «мастерстве развития тупых рифм как характере архитектурного стиля» поэтического произведения.

Есть разночтения: ст. 256: «Уже стекается придавленная чернь» вместо «Уже стекается придушенная чернь»

(см. т. 3, с. 333); ст. 387: «Кустов деревянный табун» вместо «И кустов деревянный табун».

Все примеры приведенных здесь «тупых» рифм, кроме «части — государстве», которая в известных произведениях Есенина не зафиксирована, взяты из «Пугачева». Большинство из них точно совпадают с рифмами, использованными в поэме: первая глава, ст. 6—8: «почва — ворочается»; четвертая глава, ст. 385—387: «бунтов — табун»; вторая глава, ст. 150—152: «месяца — отечество»; третья глава, ст. 315—318: «мятежники — нежными», третья глава, ст. 277—279: «выступим — выстрела». Другие имеют различия: третья глава, ст. 328—330: «туретчиной — опрометчивой»; четвертая глава, ст. 340—342: «страшного — барашковые»; пятая глава, ст. 474—476: «сообщить — бунтовщики»; ст. 526—528: «довериться — сердце».

  • ...по Эмилю Кроткому

    ...по Эмилю Кроткому ~ «походку» слова... — В каком из произведений поэта и критика Э. Кроткого присутствует это словосочетание, не установлено. Оно (в несколько измененном виде: «словесная походка») стало любимым выражением Есенина, которое он использовал в своих работах и устных беседах. Ср.: «Думаю, что только сейчас мы начинаем осознавать стиль его <Пушкина> словесной походки» (Анкета <журнала> «Книга о книгах». К Пушкинскому юбилею. 26 мая 1924 г.; наст. изд., т. 5, с. 225); «Не любил он <Есенин> поэтических разговоров и теорий. Отрицал выученность, называя ее „брюсовщиной“, полагаясь всем своим существом на интуицию и свободную походку слова» (И. И. Старцев; Восп., 1, 415).

  • © 2000- NIV