Наши партнеры
Favoritbook.ru - Подарочные книги в кожаном переплете от эксклюзивного дилера издательства.

Маленькие поэмы. Вступление.

Субботин С. И.

В этот том вошли произведения, составившие второй том «Собрания стихотворений». Его рукопись — т.н. наборный экземпляр, подготовленный Есениным в 1925 году,— сохранилась в ГЛМ1. С нее набирался, а затем печатался второй том Собр.ст., в который Есенин включил тридцать шесть произведений. Большинство их представлено в виде вырезок из его книг. Из Грж. взято 15 текстов: «Марфа Посадница», «Микола», «Русь», «Ус», «Певущий зов», «Товарищ», «Отчарь», «Октоих», «Пришествие», «Преображение», «Инония», «Пантократор», «Кобыльи корабли», «Сорокоуст», «Исповедь хулигана»; из Стр.сов.— 14 текстов: «Возвращение на родину», «Русь советская», «Русь бесприютная», «Русь уходящая», «На Кавказе», «Поэтам Грузии», «Баллада о двадцати шести», «Письмо к женщине», «Письмо от матери», «Ответ», «Стансы», «Письмо деду», «Ленин» и «Метель». Кроме того, для наб. экз. Есенин взял по одному тексту из Сел. час. («Иорданская голубица») и ОРиР («Небесный барабанщик»). Три произведения — «Весна», «Письмо к сестре» и «Мой путь» — это вырезки из Бак. раб. и З.Вост. Завершали наб. экз. два рукописных текста: «Сказка о пастушонке Пете, его комиссарстве и коровьем царстве» и «Песнь о Евпатии Коловрате». Первый выполнен С.А.Толстой-Есениной, второй — А.В.Евдокимовой-Перегудовой (женой редактора Собр.ст. И.В.Евдокимова).

Есенин называл произведения, второго тома Собр.ст. «маленькими поэмами». Он не однажды говорил об этом. Так, касаясь структуры однотомника, выпуск которого предполагался в Госиздате, поэт писал из Тифлиса Г.А.Бениславской в октябре 1924 г.: «Разделите все на три отдела: лирика, маленькие поэмы и большие: „Пугачев“, „36“, „Страна“, „Песнь о походе“». Позднее, осенью 1925 года, обсуждая состав и композицию Собр.ст. с И.В.Евдокимовым, Есенин подчеркивал: «...Я обдумал... В первом томе — лирика, во втором — мелкие поэмы, в третьем — крупные» (Восп., 2, 289).

Это авторское намерение, воплощенное в трехтомной композиции Собр.ст., выражало постоянное стремление поэта, начиная с ранних публикаций и книг, так или иначе отделить произведения более крупной формы от лирических стихотворений.

Готовя в 1917 году стихи для сборника Ск-2, Есенин распределил их по двум большим циклам: «Под отчим кровом» и «Стихослов». Первый был составлен исключительно из лирических стихотворений, а второй — из маленьких поэм: «Товарищ», «Ус», «Певущий зов», «Отчарь». Цикл «Стихослов», дополненный еще одной поэмой — «Марфа Посадница»,— вошел также в коллективный сборник «Красный звон» (февраль 1918 г.).

Весной 1918 года журнал «Наш путь» напечатал новые произведения Есенина — «Пришествие», «Октоих», «Преображение». В содержании журнала они даны под общим заголовком — «Три поэмы» (журн. «Наш путь», Пг., 1918, №1, апрель, 2-я стр. обложки). Позже они составили отдельную книгу «Триптих» (Берлин, «Скифы», 1920). Первым же авторским сборником поэм Есенина, включающим «Иорданскую голубицу», «Отчарь», «Товарищ» и «Певущий зов», стал «Сельский часослов» (декабрь 1918 г.).

Затем — скорее всего для литературно-издательского отдела политического управления Реввоенсовета Республики — был подготовлен макет книги «Вече (Революционные поэмы)» (1919). В этот, сохранившийся в рукописи, сборник входили «Небесный барабанщик», «Товарищ», «Иорданская голубица», «Ус» и «Отчарь» (РГАЛИ).

Тогда же Есенин сдал в Госиздат книгу «Телец». Она была доведена лишь до стадии верстки, которая позднее частично использовалась поэтом в готовившемся для издательства «Альциона» макете сборника «Руссеянь», также не увидевшего свет (наблюдение А.А.Козловского; подробнее см. наст. изд., т.1, с.402). В этом макете сохранилось и полностью оглавление «Тельца» с разделом «Поэмы»: «Марфа Посадница», «Русь», «Микола», «Ус», «Октоих», «Пантократор», «Преображение», «Пришествие», «Инония» и «Отчарь» (ИМЛИ).

Работая над «Руссеянью», Есенин предполагал сохранить тот же состав раздела «Поэмы», что и в «Тельце», но с некоторыми перестановками. Свидетельство тому — авторская правка оглавления из верстки «Тельца», находящегося в макете «Руссеяни». После правки композиция раздела «Поэмы» приобрела такой вид: «Марфа Посадница», «Русь», «Микола», «Ус», «Отчарь», «Октоих», «Пришествие», «Преображение», «Инония», «Пантократор». Однако затем весь этот раздел из содержания «Руссеяни» был исключен автором целиком (ИМЛИ).

Вероятно, как раз на этом этапе Есенин принял решение выпустить поэмы в том же издательстве «Альциона», но уже отдельной книгой под заглавием «Ржаные кони». Сохранилась верстка этой книги, вышедшая из типографии 31 марта 1921г. (ИМЛИ). Судя по ее пагинации, первоначально Есенин расположил вошедшие в Рж.к. маленькие поэмы 1914—1920-х годов в таком порядке: «Марфа Посадница», «Русь», «Ус», «Микола», «Отчарь», «Товарищ», «Певущий зов», «Октоих», «Пришествие», «Преображение», «Инония», «Пантократор», «Кобыльи корабли», «Сорокоуст», «Исповедь хулигана». При дальнейшей подготовке книги к печати, в основном сохранив исходную композицию, поэт лишь поменял местами два произведения — «Отчарь» и «Певущий зов». Это нашло отражение как в авторском изменении пагинации в верстке Рж.к., так и в оглавлении книги, написанном Есениным собственноручно и приложенном им к корректуре (ИМЛИ).

Так же, как упомянутые «Телец» и «Руссеянь», книга «Ржаные кони» в свет не вышла.

В 1922 году издательство З.И.Гржебина в Берлине выпустило первый (и оставшийся единственным) том «Собрания стихов и поэм» Есенина. В него вошли все поэмы из Рж.к. Они составили пять заключительных разделов тома («Юношеские поэмы», «Февраль», «Господи, отелись», «Инония» и «Кобыльи корабли») и были напечатаны почти в том же порядке, что и в Рж.к. Небольшая композиционная перестановка коснулась только первых четырех произведений — их последовательность в Грж. стала такой: «Марфа Посадница», «Микола», «Русь», «Ус».

По существу, порядок расположения поэм, к которому пришел Есенин в Грж.,— это итог его четырехлетних раздумий над композицией тома своего «Избранного».

Позже Есенин включал маленькие поэмы 1914—1920-х годов выборочно в ряд своих сборников («Русь» — в И22, ОРиР, Б.сит., И25; «Пантократор» — в И22, ОРиР, Б.сит.; «Небесный барабанщик» и «Кобыльи корабли» — в ОРиР; «Сорокоуст» и «Исповедь хулигана» — в Ст.ск. и Ст24). Однако более поздние маленькие поэмы (1924 года) с близкими к ним стихотворными посланиями (типа «Письма к женщине») поэт вновь объединил в самостоятельные книги — «Русь советская» (Баку, декабрь 1924) и «Страна советская» (Тифлис, январь 1925). Композиция и состав последнего сборника не только были определены Есениным, но и закреплены в подписанном им 3 декабря 1924г. официальном документе — договоре с издательством «Советский Кавказ» (ГЛМ)2.

Еще до выхода Р.сов. и Стр.сов. Есенин, обращаясь к Г.А.Бениславской (в цитированном выше письме), указывал, имея в виду предполагаемое «Избранное»: «...издайте по берлинскому тому <т.е. Грж.>... „Возвращение на Родину“ и „Русь советскую“ поставьте после „Исповеди хулигана“». В дальнейшем этот композиционный замысел был реализован поэтом во втором томе Собр.ст.

Все это убедительно показывает: структура второго тома Собр.ст.— результат длительных составительских поисков автора.

Немалая работа была проведена Есениным и над текстами поэм, напечатанных в Грж. и включенных затем в этой же редакции в наб. экз. Об этом, в частности, можно судить по сохранившейся верстке Рж.к., которая, всего вероятнее, была частично использована поэтом при подготовке берлинского издания. В верстке Рж.к. наглядно видна эта работа автора. Некоторые из маленьких поэм — в частности, «Марфу Посадницу», «Пантократора» и особенно «Инонию» — Есенин подверг правке. В результате возникли новые редакции текстов, впоследствии напечатанные в Грж. При работе над версткой Рж.к. поэтом также достаточно тщательно были исправлены опечатки.

Тем не менее, в текстах поэм, появившихся в Грж., все же имеются погрешности. Судя по всему, корректуру Грж. поэт не читал. Договор с издателем был подписан 18 мая 1922г. (копия документа — ГЛМ). В июне (до 21-го числа) Есенин выехал из Берлина и в 1922 году туда уже не возвращался. Книга вышла в свет в октябре — ноябре 1922 г., когда Есенин находился в Америке.

То же произошло при подготовке к печати Стр.сов.: ее корректуру Есенин не держал. Почти все время от сдачи книги в издательство «Советский Кавказ» до ее выхода поэт находился не в Тифлисе, а в Батуме. Из письма председателя правления Акционерного издательского Общества «Советский Кавказ» Вирапа (Н.А.Вирапяна) Есенину от 24 января 1925г. (Письма, 271) явствует, что корректура Стр.сов. поэту не высылалась. В результате сборник вышел с заметным количеством разного рода погрешностей.

При формировании наб. экз. второго тома Собр.ст. Есенин использовал в общей сложности вырезки тридцати четырех печатных текстов. Три из них содержат правку поэта — «Русь бесприютная», «Русь уходящая» и «Весна» (по одному исправлению на каждое произведение). Поскольку тех или иных погрешностей в текстах вырезок существенно больше, очевидно, что авторская правка в наб. экз. тома не носила систематического характера.

Совокупность всех этих обстоятельств сделала задачу выявления искажений и опечаток в текстах Грж., Стр.сов., да и самого Собр.ст.) весьма актуальной. Большинство их было устранено еще в первом научно подготовленном Собрании сочинений Есенина в пяти томах (М., 1961—1962) и более позднем — в шести томах (М., 1977—1980). Что касается сплошного поиска скрытых опечаток и неявных искажений, то в этом плане тексты настоящего тома были по существу проанализированы впервые.

Исправления текстов оговорены в комментариях к отдельным произведениям.

Среди использованных источников — материалы, вводимые в научный оборот впервые. Это автографы поэм «Ус» и «Отчарь» (РГАЛИ, ф. С.Д.Мстиславского; авторизованный список «Сказки о пастушонке Пете...» (РГАЛИ, ф. К.Л.Зелинского); авторизованные машинописи «Возвращения на родину», «Руси советской» (ГМЗЕ) и «Моего пути» (РГАЛИ, новое поступление в ф. С.А.Есенина); вырезка текстов «Письма от матери» и «Ответа» из З.Вост. с авторской правкой (собрание Ю.Л.Прокушева); копия авторской правки текста «Руси бесприютной», напечатанного в З.Вост. (ГЛМ).

Заново были прочитаны черновые автографы таких произведений, как «Марфа Посадница», «Иорданская голубица», «Возвращение на родину», «Русь советская», «Русь уходящая», «На Кавказе», «Письмо деду», «Ленин», «Метель», «Весна», что позволило существенно уточнить и пополнить свод вариантов к ним.

Как и в первом томе наст. изд., в свод вариантов не включены те разночтения источников неавторского характера. В случае необходимости (напр., указания на редакторское вмешательство и т.п.) делаются соответствующие оговорки в комментариях.

Для целого ряда произведений Есенина важное смысловое значение имеет графическое расположение стихотворного текста, с выделением отдельных фрагментов, строф и строк, связанным, как правило, с общим творческим замыслом. К таким сочинениям относятся, прежде всего, «Ус», «Певущий зов», «Товарищ», «Отчарь», «Пришествие». При их неоднократных перепечатках графический рисунок зачастую нивелировался, за чем не всегда мог уследить и сам поэт. В настоящем томе сделана попытка восстановить авторское графическое расположение текста там, где оно было искажено.

* * *

Авторская датировка произведений, составивших том, имеет, в отличие от т. 1 наст. изд., свои особенности. Известно, что Есенин обычно не датировал лирические стихотворения, как в рукописях, так и при их публикациях (подробнее об этом см. наст. изд., т. 1, с.403—404). Что касается сочинений более крупной формы, в том числе маленьких поэм, то они чаще всего Есениным датировались, к тому же неоднократно: и в печати, и в корректурах, и в рукописи. Причем авторские даты во многих случаях включали не только год, но месяцы и даже дни, когда создавалось произведение, а порой — и место, где оно было написано. Так, например, поэма «Отчарь» имеет авторскую дату: «1917, 19—20 июня. Константиново», «Сорокоуст» — «Август 1920. [Кисловодск — Баку]», «На Кавказе» — «Тифлис, сентябрь, 1924» и т.п. Значительная часть произведений, составивших наб. экз. второго тома Собр.ст., ранее, в разное время, была датирована Есениным.

При подготовке Собр.ст. Есенин (большей частью собственноручно) датировал в наб. экз. второго тома 17 из 36 произведений. Эти даты были проставлены карандашом, во многих случаях в усеченном виде (например, «17» вместо «1917» и т.п.), причем чаще всего это было сделано на первой странице текста произведения. Кроме того, расстановка дат была проведена лишь для сочинений, написанных до 1924 года (начиная с «Песни о Евпатии Коловрате» и кончая «Исповедью хулигана»). Тексты же 1924—1925-х годов остались без дат.

Перед отправкой рукописи тома в типографию рабочие датировочные пометы, сделанные Есениным в наб. экз., не были перенесены в надлежащие места и не могли быть набраны. В результате в гранках Собр.ст., 2 (ГЛМ) не было воспроизведено ни одной из этих помет. Набранной оказалась лишь дата под «Иорданской голубицей»: в наб. экз. поэма была представлена вырезкой из Сел. час., где произведение датировано — «Июнь, 1918, 20—23. Константиново».

Рассказывая о подготовке Есениным рукописи Собр.ст. и, в частности, о датировке поэтом своих произведений, редактор издания И.В.Евдокимов отмечал: «Собирались и еще и еще. Есенин несколько раз приносил новые стихотворения, но уже небольшими частями, проставлял некоторые даты, а главную, окончательную проверку по рукописям откладывал до корректуры» (Восп., 2, 292).

Уезжая 23 декабря 1925г. в Ленинград, Есенин попросил И.В.Евдокимова: «Ты мне поскорее высылай корректуру».

«Как только придут <гранки> из типографии, в тот же день и направлю тебе»,— обещал Евдокимов.— «Ты внимательно погляди на даты. Помнишь, ты в некоторых сомневался?» (Восп., 2, 299).

Узнав, что поэт едет в Ленинград «совсем, навсегда», Евдокимов вновь напомнил Есенину: «Даты не позабудь». Есенин ответил: «Нет, нет! И даты — все проставлю. Раз „Собрание“, надо по-настоящему сделать. Я помню все стихи. Мне надо остаться одному. Я припомню» (Восп., 2, 299—300).

Этому стремлению поэта не суждено было осуществиться — Собр.ст. стало посмертным изданием.

При дальнейшей подготовке тома к выходу в свет И.В.Евдокимов был вынужден опереться на рабочие авторские датировки, описанные выше. Это подтверждается тем, что все авторские даты наб. экз., кроме одной — для поэмы «Пантократор» (1919), пропущенной, очевидно, случайно,— были напечатаны в Собр.ст., 2 в надлежащих местах. Скорее всего, они были перенесены из наб. экз. в текст уже на стадии верстки тома.

Позиция издательства по отношению к датировке Есениным своих произведений для «Собрания стихотворений» была выражена следующим образом: «Некоторые хронологические даты создания отдельных стихотворений, проставленные Есениным, также сохранены в неприкосновенности, хотя нет твердой уверенности в их точности, поскольку иногда сомневался в них и сам поэт. В будущей работе над текстами стихотворений Есенина по рукописям эти сомнительные даты легко могут быть исправлены» (Собр.ст., 1, с.IX).

Уже в конце пятидесятых годов, при подготовке для Государственного издательства художественной литературы Собрания сочинений Есенина в пяти томах (М., 1961—1962), а позднее — при подготовке шеститомника поэта 1977—1980 гг., на основании рукописей и других документальных источников были исправлены, уточнены и дополнены некоторые даты. Так, например, во втором томе шеститомного Собрания сочинений (М., 1977) в шести случаях («Певущий зов», «Товарищ», «Инония», «Пантократор», «Сорокоуст», «Исповедь хулигана») в текст наряду с годом создания произведения было введено авторское обозначение месяца его завершения, а в отдельных случаях — места, где оно создавалось.

Кроме того, при сверке по другим авторским источникам текстов выяснилось, что некоторые даты наб. экз. второго тома Собр.ст. оказались ошибочными. В частности, Есенин по памяти датировал поэмы «Отчарь», «Октоих», «Пришествие» и «Преображение» 1918-м годом — временем их публикации (кроме «Отчаря»). Написаны же они были между июнем и ноябрем 1917 года: такова их авторская датировка в Сел. час., Рж.к. и др. Ошибочно датируются 1920-м годом в наб. экз. и «Кобыльи корабли», созданные Есениным осенью 1919г. Еще в пятитомном Собр. соч. эти даты наб. экз. были исправлены, а во втором томе шеститомника (М., 1977) — дополнены указаниями автора на месяц (в случае «Отчаря» — и на место) написания.

Эта работа, проведенная в 1950—1970-х годах, существенно облегчила задачу научной датировки произведений Есенина, вошедших в данный том. Вместе с тем нужно было, принимая во внимание авторские датировочные пометы в наб. экз., еще раз проанализировать их с учетом новых материалов по истории текстов; среди них — гранки трех томов Собр.ст. (ГЛМ), вводимые в научный оборот впервые.

Этот контроль был проведен по источникам, авторитетность которых не вызывает сомнений. Кроме уже упомянутых датированных рукописей, наиболее крупными источниками такого рода являются Сел. час. (четыре произведения) и Рж.к. (пятнадцать произведений, три из которых входили в Сел. час.): в этих сборниках имеются авторские даты под всеми текстами без исключения.

Восемнадцать произведений 1924—1925 гг., представленные в наб. экз. вырезками из Стр.сов., З.Вост. и Бак. раб. (в одном случае — списком рукой С.А.Толстой-Есениной), там не датированы. Нет дат под ними и в гранках (ГЛМ). Однако в Собр.ст., 2 датировано четырнадцать из них. Эти даты, скорее всего, были проставлены уже в верстке при участии С.А.Толстой-Есениной, чью роль год спустя так охарактеризовал И.В.Евдокимов: «...Вы принимали участие в литературной работе над 3 томами „Собрания“ сочинений С.А.Есенина, читали корректуру в окончательном виде и как бы за него подписывали тома к печати» (из письма к С.А.Толстой-Есениной от 16 мая 1927 г.— Письма, 449). Высокая степень достоверности дат Собр.ст., 2 подтверждается также анализом других документальных материалов. В необходимых случаях эти даты приняты и в настоящем томе.

Отдельные авторские датировки в наб. экз. («Небесный барабанщик», «Песнь о Евпатии Коловрате») оспариваются некоторыми исследователями творчества Есенина. Их аргументация изложена в соответствующих местах комментариев.

* * *

Следуя общим принципам комментирования, принятым для данного издания в целом, необходимо указать также и на некоторые особенности комментария к произведениям, составившим том.

Большинство крупных сочинений поэта (в том числе и многие из вошедших в том) было создано уже в послереволюционное время. Эти сочинения (особенно поэмы 1917—1918 годов) получили не только литературный, но и общественный резонанс, вызвав значительное количество откликов как в отечественной печати, так и в изданиях русского зарубежья. В пределах комментария к каждому конкретному произведению по возможности представлено (хотя бы конспективно) разнообразие критических оценок и отзывов о нем в печати.

При жизни автора на многие его произведения откликалась иностранная пресса. Некоторые маленькие поэмы Есенина вскоре после их публикации были переведены на французский, немецкий, японский, польский и другие языки. К настоящему времени нет полной библиографии зарубежных откликов на них. Поэтому было признано целесообразным отметить в комментарии хотя бы те, о которых знал сам поэт. Часть откликов — это газетные, журнальные и книжные вырезки в принадлежавших Есенину тетрадях, куда вклеивались эти отзывы.

Произведения раннего периода, которые сам Есенин назвал «юношескими поэмами» (шмуцтитул в Грж.) — «Марфа Посадница», «Микола», «Русь», «Ус» и примыкающая к ним «Песнь о Евпатии Коловрате»,— содержат заметное количество слов из «рязанского языка» (выражение Есенина из его письма Н.А.Клюеву от 24 апреля 1915 г.). Кроме того, в них есть лексемы, отсутствующие как в словаре В.И.Даля, так и в современных словарях русских народных говоров. Некоторые ученые-лингвисты (в частности, Л.А.Шеронова) склонны поэтому рассматривать такие слова как неологизмы либо окказионализмы Есенина, что, в свою очередь, оспаривается другими исследователями.

Проблемы лексического состава произведений раннего Есенина и «перевода» некоторых из употребленных им слов на понятный всем язык еще далеки от полного разрешения. Поэтому в комментарии тома даны пояснения лишь к тем диалектизмам поэта, значение которых установлено безоговорочно.

При комментировании поэм Есенина следующего периода его творчества (1917 — начало 1919 г.) главным образом принимались во внимание те источники «духа и глаза» поэта, к которым он тогда обращался постоянно.

«Его любимыми книгами,— свидетельствовал В.С.Чернявский,— в это время были Библия, в растрепанном, замученном виде лежавшая на столе, и „Слово о полку Игореве“. Он по-новому открыл их для себя, носил их в сердце и постоянно возвращался к ним в разговорах, восторженно цитируя отдельные куски...» (Восп., 1, 220—221).

С.А.Толстая-Есенина писала: «На протяжении всей жизни Есенина, почти до самого конца, одними из самых любимых и одно время даже настольных книг были: „Русские народные сказки“ А.Н.Афанасьева и «Поэтические воззрения славян на природу» того же автора. Он говорил, что черпал из них много материалов для своего творчества» (Восп., 2, 260).

В 1926—1928 гг. в распоряжении исследователей еще находились ныне не известные «бумаги поэта, из которых видно, что Есенин делал всякого рода выборки из афанасьевского текста <„Поэтических воззрений славян на природу“> и тут же переделывал их в стихи...» (Е.Ф.Никитина со слов Б.В.Неймана: Художественный фольклор, М., 1929, [вып.] 4/5, с.212).

И в самом деле, в есенинских поэмах и статьях 1917—1919 гг. названные произведения получили бесспорный отзвук. В силу этого в комментариях настоящего тома они учтены систематически.

Результативным оказалось также выявление изобразительных источников произведений Есенина, составивших данный том. Для поэм 1917—1919 гг.— это прежде всего христианская иконография, то есть иконопись; подробнее об этом см. статью Л.А.Киселевой «Христианско-иконографический аспект изучения поэтики Сергея Есенина» («Есенин академический: Актуальные проблемы научного издания. Есенинский сборник. Вып. II», М., 1995, с.168—180). Среди других изобразительных источников — уже упоминавшийся (в связи с трактатом «Ключи Марии») Н.Ф.Бабушкиным (сб. «Вопросы фольклора», Томск, 1965, с.103) многотомный атлас русского лубка Д.А.Ровинского «Русские народные картинки» (СПб., 1881; дополнительный том — СПб., 1893). Источники есенинского текста такого рода также учитываются в комментариях.

За разнообразную помощь в работе благодарю В.А.Вдовина, В.П.Гарнина, Л.Д.Громову, Л.А.Киселеву (Украина), А.А.Козловского, С.П.Кошечкина, Г.Маквея (Англия), А.И.Михайлова, М.Никё (Франция), О.К.Переверзева, Ю.Л.Прокушева, Е.А.Самоделову, Т.П.Флор-Есенину, Т.С.Царькову и Н.Г.Юсова.

Примечания

1 Здесь и далее (как и в т. 1 наст. изд.) конкретные указания на архивные фонды опущены, если речь идет о фондах С.А.Есенина; в других случаях после указания места хранения источника даны фамилии фондообразователей.

2 Исключение составили три завершающих произведения Стр.сов. («Письмо деду», «Ленин», «Метель»), включенные в сборник без ведома автора (подробнее см.: Вдовин В.А. Письма к Сергею Есенину.— ВЛ, 1977, №6, июнь, с.246—247). Заметим при этом, что в наб. экз. Есенин сохранил расположение этих текстов таким же, как в Стр.сов.

© 2000- NIV