Наши партнеры

Баллада о двадцати шести


		С любовью - прекрасному 
		художнику Г.Якулову
	
	Пой песню, поэт,
	Пой.
	Ситец неба такой
	Голубой.
	Море тоже рокочет
	Песнь.
	Их было
	26.
	26 их было,
	26.
	Их могилы пескам
	Не занесть.
	Не забудет никто
	Их расстрел
	На 207-ой
	Версте.
	Там за морем гуляет
	Туман.
	Видишь, встал из песка
	Шаумян.
	Над пустыней костлявый
	Стук.
	Вон еще 50
	Рук
	Вылезают, стирая
	Плеснь.
	26 их было,
	26.
	Кто с прострелом в груди,
	Кто в боку,
	Говорят:
	"Нам пора в Баку -
	Мы посмотрим,
	Пока есть туман,
	Как живет
	Азербайджан".
	. . . . . . . . . . . .
	. . . . . . . . . . . .
	Ночь, как дыню,
	Катит луну.
	Море в берег
	Струит волну.
	Вот в такую же ночь
	И туман
	Расстрелял их
	Отряд англичан.
	
	Коммунизм -
	Знамя всех свобод.
	Ураганом вскипел
	Народ.
	На империю встали
	В ряд
	И крестьянин
	И пролетариат.
	Там, в России,
	Дворянский бич
	Был наш строгий отец
	Ильич.
	А на Востоке
	Здесь
	Их было
	26.
	
	Все помнят, конечно,
	Тот,
	18-ый, несчастный
	Год.
	Тогда буржуа
	Всех стран
	Обстреливали
	Азербайджан.
	
	Тяжел был Коммуне
	Удар.
	Не вынес сей край
	И пал,
	Но жутче всем было
	Весть
	Услышать
	Про 26.
	
	В пески, что как плавленый
	Воск,
	Свезли их
	За Красноводск.
	И кто саблей,
	Кто пулей в бок,
	Всех сложили на желтый
	Песок.
	
	26 их было,
	26.
	Их могилы пескам
	Не занесть.
	Не забудет никто
	Их расстрел
	На 207-ой
	Версте.
	
	Там за морем гуляет
	Туман.
	Видишь, встал из песка
	Шаумян.
	Над пустыней костлявый
	Стук.
	Вон еще 50
	Рук
	Вылезают, стирая
	Плеснь.
	26 их было,
	26.
	. . . . . . . . . . . .
	Ночь как будто сегодня
	Бледней.
	Над Баку
	26 теней.
	Теней этих
	26.
	О них наша боль
	И песнь.
	
	То не ветер шумит,
	Не туман.
	Слышишь, как говорит
	Шаумян:
	"Джапаридзе,
	Иль я ослеп,
	Посмотри:
	У рабочих хлеб.
	Нефть - как черная
	Кровь земли.
	Паровозы кругом...
	Корабли...
	И во все корабли,
	В поезда
	Вбита красная наша
	Звезда".
	
	Джапаридзе в ответ:
	"Да, есть.
	Это очень приятная
	Весть.
	Значит, крепко рабочий
	Класс
	Держит в цепких руках
	Кавказ.
	
	Ночь, как дыню,
	Катит луну.
	Море в берег
	Струит волну.
	Вот в такую же ночь
	И туман
	Расстрелял нас
	Отряд англичан".
	
	Коммунизм -
	Знамя всех свобод.
	Ураганом вскипел
	Народ.
	На империю встали
	В ряд
	И крестьянин
	И пролетариат.
	Там, в России,
	Дворянский бич
	Был наш строгий отец
	Ильич.
	А на Востоке
	Здесь
	26 их было,
	26.
	. . . . . . . . . . .
	Свет небес все синей
	И синей.
	Молкнет говор
	Дорогих теней.
	Кто в висок прострелен,
	А кто в грудь.
	К Ахч-Куйме
	Их обратный путь...
	
	Пой, поэт, песню,
	Пой,
	Ситец неба такой
	Голубой...
	Море тоже рокочет
	Песнь.
	26 их было,
	26.
	
	Сентябрь 1924
	Баку 
	

Примечания

  1. Баллада о двадцати шести (с. 114).- Бак. раб., 1924, 22 сентября, № 214; Р. сов.; Стр. сов.

    Автограф неизвестен. Печатается по наб.экз. (вырезка из Стр. сов.) с исправлением в ст. 52 и 152 («пролетарьят» вместо «пролетариат») по остальным источникам.

    Дата в Собр. ст., 2 - 1924. Датируется с учетом пометы после текста: «Баку, сентябрь», имеющейся в Бак. раб. и Р. сов.

    Обстоятельства создания «Баллады» после возвращения Есенина в Баку из Тифлиса 20 сентября 1924 года описал П.И.Чагин: «Отдав короткую дань излиянию дружеских чувств, я пожурил Есенина за то, что он так поздно приехал: ведь 20 сентября - священный для бакинцев день памяти 26 комиссаров. И если бы приехал дня на два раньше, он мог бы дать в юбилейный номер стихи. Есенин еще в Москве признавался мне, что тема гибели 26 комиссаров волнует его.

    Быстро договорились поправить дело и поместить есенинские стихи по горячему следу в ближайшем номере газеты. Но их еще нет в природе. Как же быть?

    Я вооружил Есенина материалами о 26 бакинских комиссарах - недостатка в них в Баку не было. <...> Есенин жадно набрасывается на эти материалы и запирается в моем редакторском кабинете.

    Под утро приезжаю в редакцию и вижу: стихи „Баллады о двадцати шести“ на столе. <...> В ближайшем номере, 22 сентября, „Баллада о двадцати шести“ была напечатана в „Бакинском рабочем“» (Восп., 2, 161).

    В юбилейном номере Бак. раб. от 19 сентября 1924 года среди множества материалов о 26 комиссарах было, в частности, стихотворение в прозе «Борцам за свободу» за подписью «Александров-Вольский»:

    «Их было 26...

    Жарко светило солнце, обливая красными лучами тружеников серпа и молота. <...>

    В далеких песках Закаспия горячим песком задернуло трупы 26-ти.

    Острые пули пронзили сердце.

    Их было 26. Сейчас их нет.

    Но память о них и каленым железом не выжжешь из пролетарских сердец» (Бак. раб., 1924, 19 сентября, № 213; курсив наш.- Комм.).

    Связь рефрена «Баллады» с приведенным текстом (имеет место прямое цитирование) не только подтверждает воспоминания П.И.Чагина, но позволяет установить, что Есенин написал «Балладу» в ночь с 20 на 21 сентября 1924 года.

    Оценки произведения в печати поначалу были сдержанными. А.Лежнев лишь указал, что в ней «есть хорошие места» (газ. «Правда», М., 1925, 15 марта, № 61; вырезка - Тетр. ГЛМ), а В.А.Красильников, сделав упор на то, что «ценность новых стихов Есенина заключается в социальности и революционности тем - в них вчерашний лирик-индивидуалист заговорил <...> о героической смерти в Баку двадцати шести ответственных советских работников <...>», оговаривался: «Поэт еще не нашел для новых революционных тем оригинальной, достаточно сильной и крепкой формы» (журн. «Книгоноша», М., 1925, № 26, 31 июля, с. 17). Иначе отнеслись к произведению Есенина критики-провинциалы. Так, И.Т.Филиппов назвал его «мощным» (журн. «Лава», Ростов-на-Дону, 1925, № 2/3, август (обл.: июль-август.), с. 71), а В.Г.Никонов писал: «Нас залило наводнением стихотворных олеографий эпохи гражданской войны, а многие ли вызывают горечь и гнев, как „Баллада о 26“ расстрелянных бакинских комиссарах <приведено начало „Баллады“>» (журн. «Стрежень», Ульяновск, 1925, № 1, ноябрь, с. 11).

  2. Якулов Георгий Богданович (1884-1928) - живописец и скульптор, соавтор «Декларации» имажинистов и <«Обращения имажинистов»>, один из друзей Есенина. Им был разработан проект памятника 26-ти бакинским комиссарам, эскиз которого (как и вышеупомянутое сочинение Александрова-Вольского) был воспроизведен в Бак. раб. 19 сентября 1924 г. Можно предположить, что это обстоятельство сыграло не последнюю роль в решении Есенина посвятить свою «Балладу» скульптору.

    В поэме упоминаются два из двадцати шести бакинских комиссаров - С.Г.Шаумян (1878-1918) и П.А.Джапаридзе (1880-1918). Расстрел комиссаров произошел 20 сентября 1918 года между станциями Перевал и Ахча-Куйма Закаспийской железной дороги.

    «Баллада» вскоре была переведена на болгарский язык (фрагменты перевода опубликованы в софийском еженедельнике «Наковальня» 24 марта 1927 года).

Варианты

Бак. раб., 1924, 22 сентября, № 214; Р. сов.:

Номер
строфы
Номер
варианта
Вариант
159 Нас было

Р. сов.:

Номер
строфы
Номер
варианта
Вариант
Посвящение отсутствует

© 2000- NIV