Заявление о приеме в Суриковский литературно-музыкальный кружок. Конец 1914 — начало 1915 г.


Конец 1914 г. — начало 1915 г. Москва

В Суриковский литер <атурно>-муз <ыкальный>
кружок
Сергея Александровича Есенина
Заявление

Настоящим покорнейше прошу Совет кружка зачислить меня в действительные члены. Печатные материалы появлялись: «Рязанская жизнь», «Новь», «Мирок», «Проталинка», «Путеводный огонек».

Б. Строченовский пер., д. 24.
Сергей Алекс <андрович> Есенин.

1913 г.

Примечания

  1. 1. Заявление о приеме в Суриковский литературно-музыкальный кружок. Конец 1914 г. — начало 1915 г. (с. 199). — Прокушев-55, с. 316 (без обращения и адреса); полностью — Есенин 5 (1962), с. 110.

    Печатается по копии рукой неустановленного лица (ИМЛИ, ф. 32, оп. 2, ед. хр. 2). На листе с текстом помета той же рукой: «Копия с заявления С. Есенина в Сур<иковский> кружок от 1913 г.». Судя по имеющимся там же другим пометам, эта копия поступила в Музей Есенина в Москве в 1926 или 1927 г. До марта 1958 г. автограф есенинского заявления хранился у поэта С. Д. Фомина — в письме в ИМЛИ от 28 февр. 1958 г. он сообщал: «Подлинное заявление С. Есенина о вступлении в Суриковский кружок <...> наход<и>тся у меня» (ИМЛИ, ф. С. Д. Фомина). Теперешнее местонахождение документа неизвестно.

    Датируется по содержанию (см. ниже).

    Не указав названия документа, в своих воспоминаниях о Есенине (1926) С. Д. Фомин изложил и прокомментировал его следующим образом:

    «В имеющихся у меня материалах, написанных рукою Есенина, есть ссылка на то, что первые его стихи появлялись в следующих изданиях: „Жизнь“, „Рязанская жизнь“, „Новь“, „Мирок“, „Проталинка“, „Путеводный огонек“ и др.

    По указанным материалам мне пришлось наводить справки. В „Путев<одном> огоньке“ за 1913 и 1914 г. стихов С. Есенина не оказалось. В газ. „Ряз<анская> жизнь“ за весь 1914 г. стихов Есенина также не было.

    Просмотрено за 1911 г. два журнала с названием „Новь“ (Казань и Москва) — и здесь стихов Есенина тоже не оказалось. Очевидно, имелась в виду издававшаяся в Москве в 1914 г. газ. „Новь“ под редакцией А. А. Суворина, каковую мне просмотреть не удалось» (Памяти Есенина, с. 128—129).

    Итак, для того, чтобы отыскать ранние стихи Есенина в указанных им самим газетах и журналах, просматривались их комплекты не только за 1911 и 1913 гг., но и за 1914 г. Между тем в копии документ имеет дату: «1913 г.». Но если бы это было действительно так, вряд ли С. Д. Фомин занялся бы изучением периодики 1914-го года... Кроме того, в копии заявления Есенина отсутствует название еще одного журнала, упомянутого С. Д. Фоминым, — «Жизнь». А этот журнал стал выходить в Казани с янв. 1915 г., и именно там вскоре (в февр.) появилось стихотворение Есенина «Моей царевне» (см. наст. изд., т. 4, с. 353). Наконец, московская газета «Новь» и журнал «Проталинка» стали выпускаться лишь с янв. 1914 г., причем в газете стихотворение Есенина «Богатырский посвист» появилось 23 нояб., а другое его стихотворение — «Молитва матери» — было напечатано в октябрьском номере журнала в том же 1914-м году (подробнее см. наст. изд., т. 4, с. 361—362).

    Все эти соображения и факты опровергают дату в источнике текста («1913 г.»), давая при том возможность установить интервал времени, когда Есенин мог написать свое заявление: конец 1914 г. — начало 1915 г.

    Из изложенного выше явствует также, что вследствие неисправности копии этого заявления его текст, публикуемый в наст. кн., не может считаться вполне аутентичным подлиннику.

    О стихотворениях Есенина, помещенных в журн. «Мирок» за 1914 г., см., напр., наст. изд., т. 6, с. 313—315. Однако стихи поэта, которые еще в 1926 г. пытался обнаружить С. Д. Фомин в газ. «Рязанская жизнь» и журн. «Путеводный огонек», не выявлены там до сих пор. Не исключено, что в заявлении Есенина шла речь о произведениях как уже вышедших в свет, так и принятых к тому времени редакциями периодических изданий к печати, но впоследствии не опубликованных.

    Устав организации, в которую поэт подал заявление о вступлении, был официально утвержден 28 мая 1905 г. Основная цель Суриковского кружка была обозначена в первом параграфе его устава как «поднятие в русском обществе национального самосознания и влияние на русскую жизнь в духе самобытных исторических основ, а также взаимопомощи среди действительных членов» (здесь и ниже цит. по: Есенин 6 (1980), с. 252—254). Далее составители устава писали: «Кружок преследует задачи чистого искусства; <...> в литературе следует заветам великих русских писателей; нося название одного из выдающихся народных поэтов и сознавая, что русская литература есть первая в мире по идейному богатству сокровищница народного гения, кружок ставит себе задачей изучение и понимание художественных типов родных писателей». Среди прав кружка в уставе, в частности, было записано право издавать, «с надлежащего разрешения, литературные сборники из произведений своих членов и другие издания».

    Контакты Есенина с членами Суриковского кружка были установлены осенью 1912 г. и продолжались до его отъезда в Петроград в марте 1915 г. (см. об этом воспоминания Г. Д. Деева-Хомяковского — Восп., 1, 147—150, а также наст. изд., т. 6, с. 266—267 и 288). В последующие

    годы общение Есенина с суриковцами было эпизодическим. См. также следующее заявление (наст. подраздел, № 2) и коммент. к нему.

© 2000- NIV